Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Поучения Арсского пастыря


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



Святой Иоанн Мария Вианней

Поучение о равнодушии

Но, как ты тепл, а не горяч и не
холоден, то извергну тебя из уст Моих

(Откр 3. 16)

Кто не ужаснется, мои благочестивые слушатели, услыхав из уст Самого Бога такой суровый приговор против епископа, который, казалось бы, добросовестно исполнял все свои обязанности как верный слуга Церкви? Его жизнь была безупречна: своим имуществом он распоряжался достойно, не совершил ни одного проступка, внешне поступал образцово и правильно. И несмотря на это, Господь говорит ему устами св. Иоанна, что отринет его, что накажет его, если он не изменится. Этот пример тем более грозен, что тем же самым путем следуют многие, при этом ничуть не сомневаясь в спасении своей души. Принадлежим ли и мы к их числу? Стоим ли мы на пути истинном? Мы не знаем этого – отсюда и наш страх. Как страшит эта неуверенность!

Однако, давайте постараемся понять, не принадлежим ли мы к числу тех несчастных, которых называют прохладными. Поэтому в первой части моей проповеди я расскажу о признаках, по которым можно узнать ленивого и охладевшего в служении Богу, а во второй приведу некоторые средства против этой болезни души.

Холод души

Когда я сегодня говорю вам, дорогие друзья, об ужасном состоянии охладелой души, то вовсе не имею в виду людей, которые живут в смертном грехе и не желают из него вырваться. Такое состояние так ужасно и отчаянно, потому что этих грешников ожидает в другой жизни страшная Божия кара. Наверняка среди моих слушателей найдутся и те, кто страдают подобным несчастьем, однако не к ним я обращаюсь – быть может, это лишь утвердило бы их во зле и ослепило. Когда я говорю о прохладной душе, я не имею в виду тех, кто даже на Пасху не идут к исповеди и Святому Причастию. Эти пусть помнят, что, несмотря на свои молитвы и добрые дела, они будут осуждены на вечные муки. Пусть остаются в своем ослеплении, если им так нравится. Но, скажете вы мне, ведь не все, кто на Пасху и даже чаще в течение года приходят к Святому Причастию, исповедуются – будут спасены.

Это правда! Однако в этой небольшой группе избранных будут только те, кто принимает Святые Дары, но там не окажется ни одного из тех, кто даже во время Пасхи избегает исповеди и Святого Причастия. Поверьте мне, маловеры, слепые и закоренелые грешники – без исповеди и пасхального Причастия Небо и вечное счастье окажутся не для вас!

К числу прохладных я не причисляю тех, кто хотел бы принадлежать одновременно и Богу, и миру, они то корят себя перед своим Творцом, то опять протягивают к миру руки. Такие люди обычно выискивают себе мягкосердечного духовника, который потакал бы их порокам. Часто можно видеть молодую особу, которая всего две недели тому назад стояла на коленях у решетки исповедальни, а сегодня, принарядившись, предается танцам, забавам, нескромно беседует с молодыми людьми. Какое же это грустное зрелище, как мерзко оно глазам Бога! Кто желает служить и Богу, и миру одновременно, тот оскорбляет Кровь Спасителя, хотя и исповедуется, выискивая себе священников, которые смотрят сквозь пальцы на его распущенность и легко даруют отпущение грехов.

Так в чем же, дорогие слушатели, состоит равнодушие в служении Богу? Прохладная душа не умерла совершенно в очах Господа: в ней еще есть вера, надежда и любовь. Однако вера эта – без горячности, надежда – без силы, любовь – без огня и запала.

Давайте сравним горячего и равнодушного христианина в их служении Богу.

Добрый христианин не только принимает все истины нашей веры, но и думает над ними, стараясь их правильно усвоить. Он охотно слушает Слово Божие, и чем чаще слушает его, тем больше входит во вкус и все больше им руководствуется, избегая того, что Бог запрещает, и с горячностью исполняя то, что Он велит. Время, посвященное слушанию вопросов веры, приносит ему величайшее удовольствие, ибо именно тогда он узнает, каким образом можно попасть на Небеса и спасти свою душу. Он не только знает, что Бог видит все его поступки и что по ним будет судить в смертный час, но также трепещет при мысли о праведном Божием суде и горячо старается преуспеть в добрых делах, прибегая для этого к самым различным средствам и мучениям. То, что сделано им до сих пор, он считает ничтожным, сожалея, что потратил столько времени, когда мог скопить так много сокровищ для вечной жизни.

Насколько же не похож на него холодный христианин! Хотя он и верит во все, чему учит Церковь, но его вера так слаба, что никак не затрагивает сердце. Он не сомневается, что Бог видит его каждую минуту, но это не удерживает его от проступков. Он прекрасно знает, что пребывая в состоянии равнодушия, он не угоден Богу, но не делает ничего, чтобы очнуться от этой духовной летаргии. Он знает, что Иисус Христос Таинством Покаяния отпускает грехи и приумножает добродетели. Он знает, что Святые Дары приносят многие благодати в зависимости от того, в каком состоянии их принимать – но это нисколько не оказывает на него влияния; он по прежнему пребывает в лени и равнодушии. Он убежден, что Иисус Христос в Таинстве Евхаристии является для его бедной души истинной пищей, однако он не тоскует об этой манне небесной. Его исповеди и Причастия более редки; он входит в исповедальню только по случаю каких-нибудь торжеств, юбилея или миссии, и то лишь потому, что так поступают другие, а не по собственному убеждению. Он не раз завидовал тем, которые чаще черпают из спасительных источников благодати. О Божественных предметах он слушает равнодушно или неприязненно; у него вы не найдете чувства и понимания возвышенных вещей. Проповедь его не трогает, он на ней скучает: ему кажется, что он все знает. К длинным молитвам он испытывает отвращение, Розарий читает рассеянно; он еще жив, но не желает и не умеет работать для Неба.

Надежда доброго христианина сильна, а вера в Бога непоколебима. Он никогда не выпускает из памяти конечных вопросов бытия. Он часто задумывается над муками Иисуса Христа, сердечно сочувствуя им. Иногда он вспоминает о преисподней и карах за грехи, и это оберегает его от падения, а в другой раз возносится мыслью к Небесам и рассуждает о том, как милостив и щедр Бог к тем, кто Его любит. Он воображает себе, какая большая награда ожидает человека, который из любви к Богу отрекается от всего на свете. Он тоскует и жаждет обрести лишь Бога: земные блага для него – ничто, земные радости ему претят, ибо он знает, что его учитель – Распятый. Его жизнь – это жизнь слез и страданий. Смерть ему не страшна, потому что она только освобождает от земных страданий и навсегда соединяет человека с Богом.

Охладевшая душа не обращает внимания на блага и кары будущей жизни; иногда ей случается задуматься о Небе, но у нее не возникает сильного желания обрести вечное счастье. Она знает, что грех преграждает небесные врата и, несмотря на это, не исправляется и пребывает все в том же состоянии.

Эту бедную душу изводит злой дух. Он позволяет ей принимать решение об исправлении: иногда равнодушным руководят добрые побуждения: он думает, что займется умерщвлением, что будет осторожнее в речах, терпеливее в страданиях, более приветлив к ближним. Увы!

Вопреки подобным намерениям, его жизнь на протяжении многих лет остается неизменной. Он напоминает человека, который завидует кому-то, кто катит в триумфальной колеснице, а сам не хочет и шагу ступить, чтобы приблизиться к подобному счастью. Он не хочет отречься от вечных благ, но, несмотря на это, вздыхает о благах земных; если бы он мог жить на свете без креста и мучений, он никогда и не подумал бы о смерти. Когда вы скажете ему, что земная жизнь полна бед, он ответит, что это правда лишь тогда, когда не все выходит так, как нам хочется. Когда милосердный Бог посылает ему беды и недомогания, он предается жалобам, сожалениям, ропщет, а иногда и впадает в отчаяние. Он не помнит, что Милосердный Бог этими печалями пытается отвратить его от мира и приблизить к Себе. Он доказывает, что страдает незаслуженно, что многие люди, несравненно хуже его, радуются счастью и свободе.

В счастье холодная душа не забывает целиком о Боге, но слишком занята мыслями о себе, охотно выслушивает лесть, не терпит выговоров и унижений.

Добрый христианин все милости приписывает Богу, памятуя о своем убожестве и несовершенстве. Он не доверяет льстецам, а самыми лучшими друзьями считает тех, кто обращает внимание на его недостатки и промахи. Он весьма старательно избегает любой оказии, могущей привести ко греху, ибо знает, что легко может оступиться, он не доверяет своим добрым намерениям, силам и добродетели. Он знает по собственному опыту, как сильно склонен ко греху, поэтому вся его вера и надежда – на Бога. Поскольку злой дух боится его вверенной молитве души, горячий католик поступает так, чтобы вся его жизнь была актом постоянной молитвы и сладостного единения с Богом. Мысль о Боге – это дыхание его души, его сердце рвется к Творцу, как к самому лучшему Отцу, Другу и Благодетелю. Он редко занят делами земными – слушает о них с тем же равнодушием, как люди светские – о вещах сверхъестественных. Его счастье состоит в муках и печалях, молитве, посте и размышлениях о Боге.

Холодная душа еще верит в Бога. Когда она подвергается испытанию грехом, она надеется, что не оступится, а если и упадет, то свое падение припишет ближнему и уверит, что в следующий раз будет упорнее сопротивляться.

Кто искренне любит Бога и ищет спасения своей души, тот самым тщательным образом будет избегать оказии, могущей привести ко греху, он остерегается как больших проступков, так и мелких ошибок. Что Бог осуждает, то и он осуждает – в его глазах тяжким злом будет все, что не нравится Творцу. Он помнит, что подымается по ступеням лестницы и не теряет ни минуты, чтобы добраться до последней ступени. Ежедневно он делает успехи в добрых делах, до самой смерти, когда для него откроется счастливая вечность. Он – орел, который парит в воздухе, или, скорее, молния, которая с момента появления до момента исчезновения не теряет своей скорости. Так поступает, слушатели мои, душа, которая работает для Бога и очень горячо жаждет Его лицезреть. Она как молния – не знает, что такое промедление и препятствие, пока не успокоится на лоне своего Творца. Как наша мысль с неслыханной быстротой переносится из одного конца мира в другой, так и дух наш и наши желания должны стремиться к Богу.

Зато в холодной душе нет такой любви к Богу, которая ломает все трудности на пути спасения. Холодную душу можно сравнить с улиткой, которая ползет так медленно, что трудно понять, изменила ли она положение. Ее любовь к Богу напоминает маленькую искорку, которая дремлет под слоем пепла – ибо человек равнодушный теряет себя в земных мыслях и желаниях, которые эту любовь приглушают, как пепел приглушает искру, затрудняют ее движение к добру, а иногда и гасят совсем. Равнодушный не боится вечной погибели. Его любовь лишена жара, она бездейственна и бессильна. Он совершает лишь нечто самое необходимое ради спасения, к остальному он или равнодушен, или считает это мелочью. Ах, возлюбленные мои друзья, эта несчастная остывшая душа напоминает засыпающего человека, которого морит сон – он и хотел бы почитать или сделать что-нибудь, да все выпадает у него из рук. Воля теплого человека слаба, у него нет сил и отваги, чтобы воплощать решения и добрые намерения.

Прохладный христианин выполняет свои обязанности, по крайней мере, для виду: он произносит на коленях утренние и вечерние молитвы, каждый год исповедуется на пасху, а может быть, и чаще; но выказывает при этом столько отвращения, столько равнодушия, так мало готовится и исправляется, что делает это явно в силу привычки и холодной бездушной рутины. Я не утверждаю, что исповеди и Причащения прохладного христианина – кощунство, но они не приносят душе ни малейшей пользы, а вместо этого лишь отягощают совесть перед Богом. Его молитвы – без подготовки, без единения с Богом, потому что сразу же после пробуждения он мыслит не о Создателе и о своей душе, но о трудах и занятиях, которые ждут его в течение дня, голова его так сильно занята повседневными делами, что мысль о Боге не находит в ней ни малейшего уголка. Ведь он все время задумывается лишь о том, что ему предстоит сделать или какие распоряжения отдать своим работникам и детям. Когда он опускается на колени для молитвы, он не думает, что ему попросить у Бога, что для него необходимо – он даже не знает, в Чьем присутствии находится. Он подобен нищему, который знает о своей нищете, но не желает из нее выходить, потому что ему так удобно. Он напоминает больного, который потерял всякую надежду вернуть здоровье – он не хочет врача, не хочет лекарств. Во время молитвы он даже готов разговаривать – пусть у него будет хоть какой-нибудь предлог; кроме того, он откладывает Розарий «на потом», хотя никакой уважительной причины для этого нет. Равнодушный человек во время молитвы шевелит руками, поправляет на себе одежду, кричит на детей и слуг. Если мы даже предположим, что это невольная рассеянность, то не увидим с его стороны и каких-либо попыток ее преодолеть.

Прохладный хозяин или хозяйка, правда, не занимается тяжелыми работами в воскресенье и праздники, но не печется о своих слугах, чтобы те посетили богослужение; приказывает пастуху всю неделю пасти скот в поле, не посылает его вовсе к мессе или изучать Катехизис в церкви.

Прохладный хозяин будет каждый месяц, а то и чаще, исповедоваться. Но что это за исповеди! Совершенно неподготовленные, в них нет никакого желания исправиться, или оно так мало и слабо, что любой порыв ветра его развеет. На исповедях он обвиняет себя в том, в чем уже исповедовался двадцать лет назад, и если придет на исповедь за следующие двадцать лет, он будет исповедоваться в том же самом. Смертных грехов он избегает – зато не сторонится оговора, лжи, зависти, лицемерия, неприязни к ближнему. Если такому человеку вы не выкажете приличествующего уважения, он будет этим себя изводить и в душе сохранит горечь.

Охладевший человек, перед принятием Святого Причастия поутру, будет думать о своих делах. Например, мужчина будет занят мыслями о покупке и продаже; жена подумает о хозяйстве и детях; девушка – о нарядах; юноша – о развлечениях. Равнодушный, он запирает Бога в своем сердце, словно в грязной и холодной тюрьме, он не убьет Его, но оставит в своей душе без радости и утешения. После Святого Причастия он за весь день не обратится мыслями к Богу.

Холодный человек не задумывается над состоянием своей души, он удовлетворен своей исповедью, не боится прежних прегрешений. К Святой Мессе он направляется по привычке, вовсе не думая о значении ее Пресвятой Жертвы. Другие набожные занятия он пропускает, лишь бы нашлась причина. В церкви он рассеян, не старается сосредоточиться душой. Постов он не блюдет со всем тщанием: или ест больше одного раза в день досыта, или раньше, чем положено. Добрые дела творит, не думая о приличествующих мотивах – например, хочет сделать кому-нибудь приятное, или из естественного сочувствия, а нередко и просто ради того, чтобы понравиться свету. Равнодушный охотно посвятил бы себя добрым делам, если бы это не было связано с усилиями. Он навещал бы больных, если бы они сами к нему приходили. Он подал бы милостыню нуждающимся, но ждет, чтобы нищий сам попросил его об этом.

Подумайте как следует, дорогие друзья, к какой группе людей вы принадлежите. Может быть, ко грешникам, которые уже совсем заглушили голос своей совести? Или вы все еще в числе справедливых, которые мыслят только о Боге и к Богу стремятся, которые мыслят о себе смиренно и считают себя самыми негодными существами на свете? Или, может быть, вы относитесь к тем боязливым, озябшим и безразличным душам, которых мы только что охарактеризовали? Каким путем мы идем? Кто наверняка может сказать о себе, что не является ни великим грешником, ни человеком равнодушным, но справедливым и избранным? Ах, дорогие слушатели, сколько же христиан, которые в глазах света выглядят горячими, перед лицом Бога, знающего самые укрытые тайники сердец, окажутся холодными.

В поисках выхода

Какие же средства надлежит употребить, чтобы выбраться из этого жалкого состояния?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, я должен сперва подчеркнуть, что состояние охлаждения намного более опасно, чем состояние души великого грешника. Потому что великий грешник, который пропускает пасхальную исповедь и вовлечен в позорные поступки, время от времени, однако, сокрушается о своем моральном ничтожестве и с Божией помощью иногда выбирается из него. А холодная душа безразлична и довольна собой; ей кажется, что она в дружбе с Богом, в то время как Господь глядит на нее с омерзением и в конце концов извергнет ее из Своих уст или осудит на погибель. Сколько же душ погибло таким образом – Боже мой! Когда холодному человеку вы напомните о том, что он забрел на плохую дорогу, он ответит вам, что не желает быть святым, что ему достаточно, если он как-нибудь доберется до Неба. Ты говоришь, что не желаешь быть святым – а я говорю тебе, что только святые обретут небо, ты или должен стать святым, или погибнешь – здесь нет иного выбора!

Если хотите, дорогие слушатели, выйти из состояния равнодушия, перенеситесь мыслью в преддверие бездны преисподней, и послушайте там жалобы и стоны осужденных, которые потому навеки погибли, что в деле спасения своей души были ленивы и холодны.

А затем вознеситесь мыслью к Небу и посмотрите, какой славы удостоились святые потому, что, будучи в миру, мужественно боролись, превозмогая свои страсти.

А затем удалитесь мыслями в дикие пустыни и мрачные леса, где вы увидите множество святожителей, которые по пятьдесят, по семьдесят лет оплакивали свои грехи и сурово из-за них терзались. Смотрите, милые, с каким великим почтением перед Величием вездесущего Бога корили они себя! Как набожно провели они в молитве почти всю свою жизнь! Они отринули земные блага, покинули родителей и друзей, чтобы служить одному лишь Богу.

Глядите, как мужественно они противостояли искушениям злого духа! Посмотрите на монахов – как старались они часто и достойно вкушать Святых Таинств! Обратите внимание, как охотно прощали они и делали добро своим гонителям, недругам и тем, кто их оговаривал; как они были покорны, как думали о себе с презрением, как избегали похвал и рукоплесканий мира, как остерегались малейшего греха, сколько пролили слез за свершенные проступки, какими чистыми мотивами руководствовались, совершая добрые дела, желая понравиться одному лишь Богу!

Что я могу еще добавить? Поглядите на неисчислимые когорты мучеников, которые хотели еще больше претерпеть из любви к Богу, которые с великой радостью шли на эшафот – охотнее, чем короли на трон!

Закончим же, благочестивые слушатели. Ничто не таит в себе такой опасности, как холод и безразличие в деле спасения души, ибо скорее обратится великий грешник, нежели холодная душа. От всего сердца давайте попросим милосердного Бога, чтобы Он помог нам выйти из этого несчастного состояния, и устремимся к Небу и вечному счастью той дорогой, по которой следовали все святые. Этого я желаю вам самым пламенным образом.

Аминь.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



Источник: Российская католическая газета «Свет Евангелия», номера 16-18 (365-367), 2002 г.