Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Хосе Педро Манглано

СВЯТОЙ АРССКИЙ ПАСТЫРЬ


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



10. Излечение ран: исповедь

С самого начала в своих проповедях Святой Арсский пастырь говорил об исповеди. Настоящий враг счастья души – это грех. Если в глубине души лежит корень зла любого человека, то именно туда хочет проникнуть Господь и исцелить раны с помощью исповеди и отпущения грехов.

Люди в его деревушке постепенно стали появляться на исповеди. Через 8 лет после его приезда в Арс стали приходить и жители соседних деревень. Когда в час ночи отец Вианней приходил в церковь помолиться, его уже ждали люди, и ему приходилось сокращать время молитвы, чтобы не заставлять их ждать. В 7.30, когда заканчивалась Месса, люди снова ждали его. Но он посвящал Богу еще несколько минут после Мессы, и не обращал внимания ни на кого, даже если с ним заговаривали или хватали за одежду. Зато потом он исповедовал до 11, пока у него не начинались уроки катехизиса.

В течение многих лет до самой своей смерти в 1859 году он ежедневно посвящал исповеди по 11-18 часов, и в течение 30 лет придерживался этого расписания.

«Добрый Бог дал мне понять, что Ему очень нравится, когда я молюсь за бедных грешников. Господь скорее простит раскаявшегося грешника, чем мать вытащит из огня свое дитя». Отец Вианней был готов на все, чтобы помочь грешнику.

Когда отец смотрел на людей, он видел души, души сынов Господних, что могли бы наслаждаться Господом, и тоже видел Самого Господа, желающего наслаждаться обществом Своих сынов. Он видел кого-то, за кого стоило отдать даже свою жизнь.

Что он сказал и что сделал

10.1. «Дети мои, мы не сможем осознать все добро, которое принес нам Господь, когда установил такое величайшее таинство, как исповедь. Если бы несчастным осужденным, находящимся в аду, сказали бы: “Давайте поставим у дверей ада священника, и все, кто захочет исповедаться, должны будут всего лишь выйти за дверь”. Дети мои, вы думаете, в аду остался бы хоть один человек? Самые большие грешники не побоялись бы и перед всем миром сознаться в своих грехах. Да, ад бы мгновенно опустел, а Небо наполнилось бы душами. Так вот: у нас есть еще время и средства, которых нет у осужденных.

Дети мои, до того, как на вашей душе появится пятно, нужно поступать так, как человек, имеющий стеклянный шар, к которому нужно бережно относиться. Как только человек замечает, что шар запылился, тотчас протирает его губкой, и шар снова становится чистым и сверкающим».

10.2. Он настаивал на важности намерения больше не грешить:

«Как прекрасна сама мысль о том, что у нас есть таинство, которое лечит нашу израненную душу. Но нужно принимать его с добрыми намерениями, иначе раны нашей души станут только глубже.

Представьте себе сильно израненного человека, который приходит в больницу. Врач его принимает, назначает лечение, но человек, выйдя из больницы, берет и наносит себе новые удары ножом, причиняя себе еще больше вреда. Что бы вы подумали о таком человеке? А ведь именно так вы и поступаете, когда, покинув исповедальню, начинаете совершать те же грехи».

10.3. Несмотря на твердое намерение не грешить, мы снова возвращаемся к греху.

«Добрый Бог знает все. Он заранее знает, что после исповеди вы снова будете грешить, однако все равно вас прощает. Как же велика любовь нашего Господа, если, чтобы простить нас, Он по собственной воле готов забыть о будущем!»

10.4. Так же, как нас учит Церковь, он говорил о необходимости быть искренними, когда мы на исповеди рассказываем о своих грехах:

«Есть люди, которые оскверняют таинство неискренностью. Они скрывают совершенные ими смертные грехи по 20 или 30 лет. Они никогда не знают покоя, все время думая об этих грехах. Они постоянно хотят рассказать о них, но не делают этого. Это действительно настоящий ад!

Хорошо исповедуясь, вы тем самым сажаете на цепь дьявола. Грехи, которые мы скрываем, появляются снова, и, чтобы “спрятать” их навсегда, мы должны рассказать о них на исповеди».

10.5. Отец Вианней не хотел, чтобы мы теряли возможность исповедоваться: «Если бы несчастные осужденные имели то время, которое мы теряем, с какой же пользой они бы его использовали! Если бы у них было всего лишь полчаса, то эти полчаса опустошили бы ад!»

10.6. В течение 30 лет церковь в Арсе посетило множество паломников, поэтому пол в церкви совсем истерся под их ногами. И всем этим людям он приводил такой пример со свечой: «Вы видите мою свечу, которая горела прошлой ночью? Утром она погасла. И где же она? Ее уже не существует, она превратилась в ничто. Точно так же и отпущенные грехи – превращаются в ничто».

10.7. «Чтобы принять таинство покаяния, необходимы три условия. Это вера, которая открывает нам Бога, присутствующего в священнике. Это надежда, которая позволяет нам думать о милости ожидающего нас прощения. И милосердие, которое заставляет нас любить Бога и вселяет в наше сердце скорбь о том, что мы обидели Его».

10.8. Каким бы долгим не было ожидание места в церкви, кающиеся, за редким исключением, никогда не отчаивались. Они любой ценой хотели услышать Святого, а для большинства паломников главной, если не единственной, целью было поговорить с ним наедине в исповедальне. И тогда нужно было ждать снова.

Нужно иметь в виду, что «священник из Арса тратил на каждую исповедь только строго необходимое время», а исповедовал по 16-18 часов в длинные дни. Но несмотря на это, большинство паломников, особенно в последние 10 лет жизни священника, должны были ожидать по 30, 50, а то и 60 часов до того, как попадут на этот счастливый суд. Случалось, что некоторые занимали очередь для своих соседей. Но далеко не у всех была такая возможность, поэтому они оставались в церкви, которая летом была жаркой, как печь, а зимой – холодной, как морозильник. Люди, которые хотели выйти из церкви, не потеряв своего места, договаривались с соседями или сторожами храма. Ночью из церкви нужно было выходить, так как ее закрывали. Тогда они считались, чтобы не потерять очередь, затем выходили на улицу, либо оставались в передней на то время, пока священник спал.

Он хотел, чтобы время ожидания люди тратили с пользой: «Нужно посвящать больше времени сокрушению о грехах, чем испытанию совести». Поэтому он построил часовню с образом Христа, высеченного и увенчанного тернием. В этой часовне люди готовились к исповеди.

10.9. «Я хорошо знаю, что обвинения, которые вы произносите в свой адрес, требуют от вас некоторого унижения. Но разве это так унизительно: обвинять собственные грехи? Священник всегда более или менее знает, что вы могли совершить».

10.10. «Добрый Бог в момент отпущения грехов бросает наши грехи через плечо, другими словами, Он забывает о них, превращая в ничто, и они никогда больше не появляются в нашей жизни».

10.11. «Для милости есть свой подходящий момент», – любил говорить отец Вианней. Поэтому он всегда использовал эти моменты, зная, что другого такого момента для этого конкретного человека может не представиться. С большой любовью и уважением он направлял людей к вере. «Приблизительно в 1853 году лионская группа направлялась в Арс. Все они были добрыми христианами, за исключением одного старика, который пустился с ними в путь, чтобы насладиться “зрелищем молодости”. Они пришли в Арс в три часа дня. “Идите в церковь, если хотите, а я останусь выгружать продукты”, – сказал безбожник. Он немного отошел от группы, остановился, и вдруг на мгновение задумавшись... сказал, что пойдет со всеми: это же недалеко. Приезжие вошли в церковь. В этот момент отец Вианней вышел из ризницы и направил свой взгляд на резервуар со священной водой, как будто что-то выглядывая. Наконец, он сделал призывный жест рукой. “Это он вас зовет”, – сказали ошеломленному старику. По свидетельству монахини, которой мы обязаны этой историей, старик направился к священнику в совершенном замешательстве, а окружающие про себя посмеивались. Священник пожал ему руку и сказал:

– Вы уже давно не исповедовались?

– Около 30 лет.

– 30 лет? Друг мой, подумайте хорошенько! На самом деле 33!

– Вы правы, господин священник.

– Тогда исповедайтесь прямо сейчас, хорошо?

Позже наш старик рассказал, что, будучи пойманным врасплох, не осмелился возразить священнику, однако затем добавил: “Я сразу заметил несказанное облегчение. Исповедь длилась всего 20 минут, но совершенно меня изменила”».

10.12. Есть еще одна любопытная история о том, как ему удалось переубедить грешника. В 1840 году один человек несколько раз приходил в церковь, но никогда не заходил дальше резервуара со священной водой. Однажды он стоял именно в том месте, когда его окликнул священник. Мужчина не шелохнулся. Наконец, на третий окрик он решил подойти: «В конце концов, не съест же меня священник», – подумал он. Преподобный Вианней сразу понял, что времени терять нельзя, и сказал: «Мы здесь только вдвоем. Пройдите сюда», указав на исповедальню.

– Но мне не очень хочется, – ответил мужчина.

– Пойдемте!

– Отец мой, – начал тот, – вот уже долгое время, почти 10 лет...

– Прибавьте еще немного.

– Двенадцать...

– Еще немного...

– Да, с моего юбилея в 1826 году...

Вот оно! Кто хочет, тот всегда добьется!

10.13. «Я чувствую себя хорошо только тогда, когда прошу за грешников», – с юмором говорил отец Вианней.

10.14. На каждой исповеди он помогал душе открыться перед Богом. Иногда, видя черные, израненные, искалеченные души, он плакал. Он не думал ни о чем, кроме чужих бед, горя человека, который стоял перед ним на исповеди и страданиях Христа. Он умел слушать. «Он утешал их со всей нежностью духовного отца, и иногда его речью были только слезы», – писала графиня де Гарет. А другой свидетель рассказывал: «Он плакал так, как будто оплакивал свои собственные грехи». А однажды одному кающемуся, который был очень удивлен, увидев слезы священника, он сказал: «Я плачу потому, что не плачете вы».

10.15. «В глубине души, – утверждает Иоанна Мария Чаней, – его не очень впечатляли чудесные исцеления. Он любил повторять, что тело наше ничтожно. Ничто не наполняло его такой радостью, как обращение душ к Богу. И сколько же таких случаев у него было! Проспер де Гарет рассказал, что однажды спросил у священника, сколько грешников он обратил в текущем году. “Более семисот”, – ответил священник».

10.16. Когда после долгих часов, проведенных в исповедальне, ему предлагали отдохнуть, он всегда сопротивлялся:

«Очень нехорошо заставлять ждать всех этих бедных людей, которые приходят издалека и ночуют здесь, ожидая своей очереди исповедоваться. Было бы хорошо, если Бог дал бы мне такую же способность, как некоторым Святым, когда они могут находиться в нескольких местах одновременно. Если бы одной ногой я был бы уже на Небе, и мне бы предложили вернуться на землю, чтобы обратить в веру еще одного грешника, я вернулся бы с удовольствием. И если бы для этого я должен был находиться в Арсе до скончания веков, вставать по ночам и страдать так как я сейчас страдаю, я принял бы все это с легким сердцем».

10.17. В 57 лет отец Вианней тяжело заболел и находился на грани смерти. Позже врачи скажут, что он излечился каким-то удивительным образом. Но сам священник говорил: «Лучше говорите “чудесным”». Выздоровление протекало очень медленно, и некоторое время он не мог исповедовать. Каждый раз, приходя в церковь, он бросал на исповедальню страждущий взгляд: самым большим его желанием было быстро набраться сил, чтобы снова иметь возможность «служить» этим бедным душам. Его единственной целью и призванием было служить, служить и служить. Он жил, чтобы служить. Исповедальня была его клеткой, но в то же время и местом, где он наилучшим образом завоевывал души для Доброго Бога.

10.18. «Однажды один юноша благородного происхождения приехал из Марселя, чтобы исповедаться отцу Вианнею. После исповеди он встретился с директором школы, братом Афанасием, которого начал расспрашивать о жизни священника: “Скажите, брат, из какой семьи происходит преподобный Вианней? Где он учился? К какому сословию принадлежит? Где он работал до того, как приехать в Арс?” Брат Афанасий рассказал, что преподобный Вианней родом из очень бедной семьи, и что он почти не учился. С каждым ответом глаза юноши все больше округлялись от удивления.

Тогда брат Афанасий спросил его: “А почему вы спрашиваете меня об этом?” На что юноша ответил: “Потому что меня восхитил деликатнейший прием. Когда я вошел в ризницу, он дружески поприветствовал меня, усадил на скамейку для молитвы и только потом сел сам. После исповеди он поднялся первым, открыл мне дверь, попрощался со мной и с той же изысканной учтивостью пригласил на исповедь следующего”.

Брат Афанасий рассказал ему, что священник так относится ко всем.

– Тогда я понимаю: он – Святой. Он по-настоящему милосерден, а это настоящий источник воспитания, – сказал юноша».

10.19. «В 1845 году преподобный Луи Бло был назначен новым настоятелем в Жассан. Так как эта деревушка находилась неподалеку от Арса, однажды он решил навестить своего коллегу, отца Вианнея. Тот с большой радостью поприветствовал и обнял нового жассанского священника. Потом они прошли в комнату, где отец Вианней с ласковой простотой сказал преподобному Бло: “Друг мой, ваш предшественник милостиво выслушивал мою исповедь. Не могли бы и вы оказать мне такую же любезность?”

В тот момент отцу Вианнею было 59 лет, а преподобному Бло всего 37. И так, в одно мгновение, он превратился в духовного отца настоящего Святого. Он хотел было отказаться, но отец Вианней пресек всяческие отговорки и указал ему путь к исповедальне, где встал на колени и начал свою исповедь».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД