Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Хосе Педро Манглано

СВЯТОЙ АРССКИЙ ПАСТЫРЬ


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



11. Страдать любя: жертва и крест

Священник из Арса был человеком веселым, любил пошутить и имел прекрасное чувство юмора. Иоанна Мария Чаней рассказывает: «Он всегда был веселым, и ему нравилось вкраплять в свою речь различные остроумные выражения. На вопросы он всегда отвечал очень вдумчиво». Но секрет его постоянной и глубокой радости был в том, что всегда любил Бога: «Добрый Бог – это радость для тех, кто его любит», – знал он на собственном опыте.

Ни для кого не секрет, что в жизни каждого человека всегда есть место страданиям, тем или другим, но все же страданиям. У священника их тоже было достаточно, кроме того, он свободно находил себе и другие.

Иоанн Мария понимал страдания как прекрасный повод следовать за Иисусом и страдать, как Он страдал во имя спасения людей. Он хотел спасти души вместе с Христом, беря на свои плечи свой ежедневный крест.

Страдать или не страдать: этого нельзя выбрать. Но можно страдать любя, а можно страдать, избегая и жалуясь. Он хотел страдать любя и любить страдая.

Что он сказал и что сделал

11.1. «Хочется нам этого или нет, нам все равно придется страдать. Только одни люди страдают как добрый разбойник, а другие – как злой. И тот, и другой страдали рядом с Иисусом. Первый смог смириться со страданиями себе во благо, а второй – погиб в ужаснейшем отчаянии.

Есть два способа страдать: любя и не любя. Святые страдали с терпением, любовью и упорством, потому что любили. А мы страдаем со злостью, тяжестью и усталостью, потому что не любим. Если бы любили Бога, то были бы счастливы страдать за любовь Того, Кто желал страдать ради нас».

11.2. «Только первый шаг труден на пути к кресту. Наш главный крест, что мы несем – это боязнь креста».

11.3. «Когда мы отвергаем наш крест, то ошибаемся, потому что, что бы мы ни делали, крест всегда будет, и мы не можем убежать от него.

Почему же нам не полюбить свой крест и таким образом попасть на Небо? Ведь большинство людей поворачиваются к своему кресту спиной и убегают от него. И чем больше они убегают и отвергают его, тем больше крест растет, давит и пригибает их к земле своей тяжестью».

11.4. «Если Добрый Бог посылает нам кресты, мы ворчим, жалуемся, устаем: мы так не любим все, что нам противоречит, и всегда хотим лежать на перине в шелках. На самом же деле мы нуждаемся в том, чтобы нас поместили в ящик с колючками.

Крест – это дорога в Небо. Болезни, искушения, горести – это признаки этого креста, который нас приведет на Небо. Все это пройдет очень быстро... Посмотрите на Святых, которые уже находятся Там. Добрый Господь не просит у нас телесных мук, а только мук сердца и воли.

Наш Господь – вот наш пример. Так возьмем же каждый свой крест и последуем за Ним. Поступим, как солдаты Наполеона, которые не решались перейти через мост, по которому стреляли. Но сделали это, когда Наполеон взял знамя и пошел первым. Давайте же поступим так же и последуем за нашим Господом, Который идет впереди».

11.5. «Крест – это лестница в Небо. Это утешение – страдать под взором Господним и перед сном, испытывая свою совесть, иметь возможность сказать: “Пойдем, душа моя, сегодня два или три часа ты прожила, как Христос: тебя бичевали, увенчали тернием, а затем распяли”. Насколько же теперь приятно принять смерть! Как замечательно умереть после того, как ты постоянно жил на кресте!»

11.6. В старом приходском доме Арса сохранились (и их можно увидеть и сейчас) розги и власяница священника из Арса, но главный инструмент его умерщвления плоти не там. Его оставили в церкви: ведь это – исповедальня. Ежедневно помногу часов просиживал он там, настоящий пленник грешников. Именно от этого сидения он несколько раз страдал от чрезвычайно болезненных грыж.

Вот что рассказывал Камило Моннин: «Во время визитов он никогда не садился. Без сомнения, он поступал так из-за людей, которых принимал, но также и по причине грыж, от которых он очень страдал. Их он заполучил вследствие долгих часов, проведенных в исповедальне».

11.7. Жара, которую был вынужден терпеть отец Вианней в исповедальне, дала ему представление о том, что такое ад. Иногда во время исповеди он вытирал лоб платком. В дни магнитных бурь или нестерпимого зноя, воздух в узкой исповедальне был настолько спертым, что священник чувствовал тошноту и, чтобы побороть ее, вынужден был вдыхать уксус или одеколон. Зимой же, напротив, в этой местности было очень холодно. Преподобный Дюбуа рассказывал, что часто по причине холода и слабого здоровья священник терял сознание. Однажды отец Дюбуа его спросил: «Как вы можете так долго находиться в таком холодном помещении, никак не согревая ноги?» А отец Вианней ему ответил: «Ах, друг мой, это происходит по одной очень простой причине: с Торжества Всех Святых и до Пасхи я не чувствую, что у меня есть ноги».

11.8. «Если кто-нибудь вас спросит: “Я хочу быть богатым. Что для этого нужно сделать?” Вы ему ответите, что надо работать. Так вот: для того, чтобы попасть на Небо, нужно страдать.

Страдать! Ну и что! Ведь это длится всего лишь миг! Если бы мы только смогли провести на Небе 8 дней, мы бы поняли, чего стоит этот миг страдания на земле. Никакой крест не показался бы нам непомерным, никакой опыт не показался бы нам горьким!»

11.9. «Страдания, которые испытывал священник из Арса, находясь в исповедальне по столько часов в день, были невероятными, и уже одного этого хватило бы для достижения высшей степени святости. Но он постоянно испытывал жажду покаяния и поэтому обязал себя жертвовать многими ценными вещами. Например, никогда не вдыхать аромата цветов, не есть фруктов, не пить в жаркие дни, не отгонять мошек, которые в течение многих часов в исповедальне садились ему на лоб. А также было еще несколько жертв, по которым можно судить об уровне святости этого священника».

11.10. «Как я люблю эти маленькие жертвы, которые никто не видит: встать с постели на четверть часа раньше, проснуться ночью, чтобы помолиться: а ведь есть люди, которые думают только о сне.

Мы можем обойтись без отопления, можем не менять позы, если неудобно сидим, можем не есть сочных фруктов, когда гуляем по саду, можем не хватать куски, когда убираем кухню, можем не смотреть на что-либо, что привлекает наш взгляд, например, витрины. Шагая по улице, мы могли бы обратить наш взор на Господа нашего, несущего Свой крест, на Пресвятую Деву, Которая смотрит на нас, на Ангела-хранителя, который всегда находится рядом с нами».

11.11. С самой юности он приносил Богу множество таких небольших жертв. Ему не нравился суп. Но его тетя вспоминала, как он ел его и даже просил добавки. При этом он не протестовал, правда, не умея избежать выражения недовольства на лице оттого, что каждый глоток этого супа почти застревал у него в горле.

Жертвы, которых никто не видел, также касающиеся любопытства. Двое его коллег по семинарии рассказывают, что в двух шагах от их дома стоял швейцарский полк, служивший во Франции. Семинаристы часто ходили послушать их замечательный военный оркестр. Многие делали это из любопытства, но Иоанн Мария нет. Разве в этом было что-то нехорошее? Нет, абсолютно. Но для него это была возможность пожертвовать чем-либо, и он жертвовал. Это было нужно ему для достижения целей, которые он себе наметил.

Эти жертвы, такие маленькие и добровольные, давали ему силу, которая впоследствии поможет ему принять другие страдания, и принять их с любовью.

11.12. Жертвовать ради любви собственной волей. Он провел многие годы в Дардильи в доме священника, готовясь к поступлению в семинарию. Вспоминая об этом времени, он однажды признался: «В доме отца Балли я никогда не поступал по собственной воле».

И в своих проповедях он призывал жить именно так. По собственному опыту знал, что это наилучший путь к счастью: жить, чтобы служить, давать и любить. В этом и заключается главный секрет.

«Есть один замечательный поступок, который мы могли бы всегда совершать: отказываться от собственной воли. Жизнь бедного слуги, который подчиняется всегда воле своих хозяев, если умеет извлечь пользу из этой ситуации, может быть настолько же приятной Богу, как жизнь монахини, соблюдающей устав собственного монастыря.

В нашей обычной жизни всегда есть место случаям, когда мы можем отказаться от нашей воли: например, лишить себя похода в гости, который был бы нам очень приятен, сделать доброе дело, которое стоило бы нам определенных усилий. Мы могли бы лечь спать на две минуты позже, встать на две минуты раньше, из двух дел начать делать то, которое нам менее приятно...»

11.13. «Если бы мы полюбили Бога, то полюбили бы и кресты, возжелали бы их и принимали с удовольствием. Мы были бы счастливы страдать за любовь Того, Кто захотел принять страдания за нас.

Вам кажется, что это тяжело? Нет. Это сладко, утешительно, приятно. Это счастье! Нужно только любить, страдая, и страдать любя. Именно! Какое огромное наслаждение чувствует душа, соединившаяся с Богом в страдании! Это как уксус, в который добавили оливкового масла: уксус есть уксус, но масло смягчает его кислоту и она становится едва ощутимой.

Самые счастливые в этой жизни люди – это те, чья душа безмятежна: среди тягот этой жизни они могут испытывать радость сынов Божьих.

Любые страдания сладки, если мы испытываем их вместе с нашим Господом».

11.14. Страдать любя, среди прочего, означает «страдать, думая о благе, которое эти страдания несут для объекта любви». Отец Вианней говорил об этом так:

«Нужно обращать внимание не только на усилие, но и на плоды, которые оно принесет. Так торговец не думает о тяжести своего труда, а только о прибыли».

11.15. «Положите под пресс хорошую гроздь винограда и вы получите великолепный сок. Так и наша душа под прессом креста выделяет сок, который ее питает, делает сильной. Когда мы не несем своего креста, мы черствы, если же мы смиренно несем его, то чувствуем сладость, счастье и негу, а это уже начало Неба.

Нужно сжать шипы руками, прижав крест к груди, чтобы засочился сок, который в них содержится. Испытания ведут нас прямо к кресту, а крест – это ворота в Небо».

11.16. В то же время он не был сторонником того, чтобы требовать все более изощренных испытаний, иначе может показаться, что быть Святым значит каждый раз совершать все более странные поступки.

«Религия понимается нами превратно. Возьмем, например, человека, который утром должен идти на свою обычную работу. Вдруг ночью этот человек испытывает огромное желание принести жертвы Богу и провести полночи в молитвах. Если он рассуждает правильно, то скажет так: “Не нужно этого делать, так как утром я не смогу работать: буду хотеть спать, нервничать по пустякам, пребывать в плохом настроении и не сделаю и половины работы, какую делаю, когда высплюсь”. Человек, рассуждающий правильно, всегда следует двум путям: просит совета и слушается».

11.17. Хотя сам отец Вианней очень настаивал на жертвах, он делал это, потому что таковым был его путь к Богу, его призвание, но не считал, что все должны поступать так же. Каталина Лазанье говорила: «Отец Вианней не требовал, чтобы какая-либо мать семейства бросала свои домашние дела ради того, чтобы пойти в церковь, когда не было такой необходимости. Однажды, когда начался Великий Пост, он велел мне не поститься.

– Но, отец, а как же вы будете поститься? – спросила я.

– На самом деле я, несмотря на пост, смогу исполнять свой долг, тогда как ты не смогла бы, – ответил он».

11.18. Он рекомендовал просить совета и слушаться: это верный способ для каждого человека обнаружить свой настоящий крест. Один священник однажды спросил отца Вианнея, должен ли он оставить свое место учителя семинарии и поступить в монастырь, дескать, в последние годы он очень хотел вести более строгий образ жизни.

– Успокойтесь, друг мой, – ответил отец Вианней, – оставайтесь на своем месте. Имейте в виду, что Бог часто посылает нам добрые намерения, но исполнения их никогда в этой жизни от нас не потребует.

11.19. «Крест – это лестница в Небо. Крест – это ключ, открывающий ворота в Небо. Крест – это свет, который освещает Небо и землю».

11.20. С самого приезда в Арс к молитве он присовокупил покаяние. Матрац он подарил беднякам, а сам с того дня стал спать в подвале. Стены и потолки его комнаты были сырыми, по этой причине он «заработал» лицевую невралгию, которой мучился 15 лет. Страдая этим недугом, он ушел спать в амбар, вместо того, чтобы вернуться в свою кровать. Он не жаловался на боли, а, напротив, говорил: «Мы жалуемся на свои страдания, хотя было бы более оправданным жаловаться на то, что мы их не имеем, ибо ничто не делает нас более похожими на Господа, чем страдания».

11.21. В течение первых нескольких лет отец Вианней «жил почти в одиночестве и был сам себе хозяин». Он пользовался этим обстоятельством, чтобы приносить множество жертв: было время, когда он в течение нескольких дней не съел ни крошки, однажды в течение всей Страстной Недели он ел всего лишь два раза. Со временем он научился не обращать внимания на еду и больше «никогда не беспокоился о завтрашнем дне».

Вдова Ренар, помогавшая отцу Вианнею по хозяйству, носила ему свежий хлеб, но он не ел его, а раздавал беднякам. Также вдова готовила ему еду, а он съедал ее лишь тогда, когда было свободное время. Несколько раз преподобный Вианней говорил ей не приходить до такого-то дня, и речь шла о множестве дней. Иногда, несмотря на его приказ, она просилась прийти, но он не сдавался. То же самое происходило и с другими людьми, один из которых однажды воскликнул: «Ах, как же тяжело служить Святому!»

Иногда отец Вианней сам отваривал для себя несколько картофелин и ел их всю неделю, несмотря на то, что они были холодными и заплесневелыми.

11.22. Самые болезненные страдания, от которых мучается человек, это душевные страдания. Некоторые испорченные типы, далекие от церкви, а также некоторые молодые жители Арса, не желающие мириться с войной, развернутой священником против вульгарных танцев и выпивки, пытались бороться с ним, сделав его жизнь невыносимой. Они имели наглость приписать его бледность и худобу не усталости и недоеданию, а его якобы развратной жизни. Они сочиняли про него фривольные куплеты, писали ему анонимные письма, содержащие непристойные ругательства, клеили записки аналогичного содержания на двери прихода, а по ночам кричали и шумели под окнами его дома.

В 1823 году была восстановлена епархия в Белли, и Арс перестал принадлежать лионской архиепархии. Монсеньор Деви, новый епископ, не был знаком с отцом Вианнеем, когда в его руки начали попадать эти анонимные письма. Прелат решил направить другого священника, чтобы собрать побольше информации об отце Вианнее. Не рассказывается, каким образом этот священник выполнил это поручение, но известно, что лживые наветы прекратились.

11.23. Возможно, именно такие факты послужили причиной тому, что в конце своей жизни священник из Арса признавался в следующем: «Если бы, приехав в Арс, я уже знал, что именно мне придется пережить, я умер бы со страха».

Так и было: преподобный Вианней в течение своей жизни в Арсе несколько раз переживал мгновения настоящей агонии. Наступил момент, когда священник настолько устал от лживых сплетен, которые распространяли некоторые жители, что решил покинуть приход. И он сделал бы это, если бы один друг не убедил бы его, что покинуть приход означает подтвердить все сплетни. Об этом вспоминает один из его современников.

11.24. На эти испытания он смотрел с поистине сверхъестественной точки зрения: как милость от Бога.

«Для тех, кого Бог любит, испытания – это не наказание, а милость. Что такое 20 или 30 лет по сравнению с вечностью? Разве столько должны мы страдать? Немного унижения, немного страха, злых слов: это не убивает.

Как прекрасно умирать, когда ты жил в кресте! Мы должны были бы гнаться за крестом, как скупец за деньгами. Крест – это дар, который принес Господь нам, Своим друзьям. Никогда не нужно смотреть, откуда приходят наши страдания: они от Бога. Так Бог дает нам возможность показать свою любовь к Нему».

11.25. «Святые души с легкостью превращают в приятности любые горечи», – говорил священник. Один из свидетелей его жизни рассказывает: «Я знал, что священник не только с большим терпением переживает это недостойное к себе отношение, но и находит в нем некоторое сверхъестественное наслаждение. Позже он назовет эти годы самыми счастливыми в своей жизни. Он желал, чтобы епископ, убедившись в его виновности, выслал бы его из прихода, чтобы иметь время оплакать в одиночестве свою бедную жизнь». В феврале 1843 года преподобный Вианней удивил некоторых знакомых следующими признаниями: «Я думал, что настало время, когда меня палками погонят из Арса, или епископ отберет у меня лицензию, или я закончу свою жизнь в тюрьме. А теперь я вижу, что не заслуживаю этих милостей Бога». Позже узнав, что его оставляют продолжать работу в приходе, он говорил: «Меня оставляют здесь, как собачонку на привязи. Меня слишком хорошо знают».

11.26. Священник использовал каждую возможность, чтобы любить, и чтобы любя страдать. Он не держал зла на тех, кто плохо к нему отнесся. Одна семья причинила ему много зла, но он помог этим людям, когда они испытывали проблемы с деньгами. Один из юношей, который его оскорблял, в конце концов оказался в психиатрической клинике, но священник никогда не говорил об этом и старался быть ему полезным до самого конца.

«Если бы я мог одарить их богатствами, я сделал бы это с удовольствием», – говорил он.

11.27. Несмотря на свою глубокую веру в Провидение, осознание того, что он называл «моя глубокая никчемность», внушало ему ужас при мысли о Страшном Суде. Наступил момент, когда он начал испытывать нечто, похожее на искушение отчаянием: «Господи, – стеная, восклицал он, – я буду страдать, сколько пожелаешь, только дай мне милости не попасть в ад».

Так за страхом приходила надежда, за надеждой страх. Он пребывал в таком ужасном душевном состоянии, «когда душа не получает утешения ни от земного, так как не испытывает к нему привязанности, ни от небесного, так как пока еще не имеет к нему отношения». Это были настоящие часы отчаяния, когда он считал себя «покинутым Богом абсолютно и навсегда». Именно тогда он испытывал желание сбежать и укрыться от всего мира, чтобы «оплакивать свою несчастную жизнь».

Это правда, что крест, который он нес, был слишком тяжелым. Но после того, как он научился любить его, насколько легким он ему показался!

«Страдать любя – это не страдать. А убегать от страданий – значит хотеть быть раздавленным ими. Мы должны просить Бога, чтобы Он научил нас любить кресты: именно тогда они становятся сладки. Я переживал это в течение 4 или 5 лет, я был оклеветан и испытывал разноречивые чувства. Я страдал, иногда, может быть, даже больше, чем мог выдержать. Тогда я попросил у Бога, чтобы я любил свой крест: и стал счастливым. И теперь я говорю себе: воистину нет другого счастья, кроме этого!»

11.28. Ему нравилось делать одолжения, вернее сказать, он делал их с радостью и постоянно, несмотря на трудности их исполнения. Преподобный Юлиан Дюкруа был пожилым человеком, поэтому очень уставал. Отец Вианней находился в очень хороших отношениях со своим старым соседом. В апреле и мае 1820 года он много раз проходил эти 3 км, что разделяли две маленькие деревни, чтобы крестить, венчать или хоронить прихожан преподобного Дюкруа. Однажды в один из холодных дней он пошел туда на похороны и вернулся почти обмороженным. В другой раз, исполнив свой долг при похожих обстоятельствах, он ночью оказался на грязной и затопленной дороге. «Он вернулся в Арс в плачевном состоянии, но не жаловался, а скорее выглядел довольным». Именно это и означает страдать, любя своих друзей или любить друзей, страдая.

11.29. В мае 1885 года в Арс пришла издалека одна женщина. Она была больна и надеялась вылечиться от своей болезни. Новенна ей не помогла. Тогда она спросила викария, служившего у святого отца, не сможет ли тот ее вылечить. И вот ответ, который она получила: «Это набожный человек, она достойно несет свой крест, и станет для нее лестницей, ведущей в Небо».

Немного позднее двоюродная сестра священника пришла к нему из Экьюли, так как заболела одна из ее внучек. «Для Неба это зрелый плод, – сказал священник, не колеблясь. – А что касается тебя, сестрица моя, то тебе нужны страдания, чтобы задуматься о Господе».

11.30. В его жизни были периоды, когда он страдал от страшных болей, но, несмотря на это, характер его всегда оставался жизнерадостным и никто никогда не видел его страдающим. По этому поводу господин де Гарет рассказывал: «Однажды священник пришел к нам, чтобы благословить будущее строительство. В тот день он был очень болен, и я спросил его, не хочет ли он принять что-нибудь болеутоляющее.

– Что вы! Будет выглядеть очень странно, если каждый раз, когда у меня что-нибудь болит, я буду принимать лекарство, – ответил он, улыбаясь».

11.31. Однажды священник из Арса попросил деревенского кузнеца Ивана Пикарда сделать ему железную цепь шириной 4-5 см и такой длины, чтобы хватило обмотать ею тело. Позднее кузнец рассказывал: «Я и представить себе не мог, что он использует ее для таких целей. Я думал, что она предназначена для колокольных часов, которые тогда находились в ремонте. Но однажды на Пасху священнику стало в церкви плохо, и я помог принести его домой. Когда мы раздели его, чтобы уложить в кровать, я увидел свою цепь, обмотанную вокруг его тела».

11.32. «Без смерти нашего Господа все люди, вместе взятые, не смогли бы искупить ни даже самой маленькой лжи.

Дьявол боится крестного знамения, так как с его помощью люди убегают от него. Креститься нужно с огромным уважением, начиная со лба: лоб – это голова, создание, Бог-Отец. Затем опуститься к сердцу: это любовь, жизнь, искупление, Бог-Сын. И, наконец, плечи: это сила, Святой Дух. Все это напоминает нам о кресте. И сами мы были созданы в форме креста».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД