Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Хосе Педро Манглано

СВЯТОЙ АРССКИЙ ПАСТЫРЬ


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



4. После Бога священник – все!

Наконец, в 25 лет, преодолев все трудности, Иоанн Мария поступает в семинарию Верриера, где будет изучать философию. На первом же экзамене он получает самый низкий балл, и его снова отправляют к отцу Балли. Лишь ценой невероятных усилий он сдает философию, а потом и теологию, после чего 13 августа 1815 года он был рукоположен в священники. Ему было 29 лет.

Первое его назначение – викарий в приходе Экьюлли, то есть помощник преподобного отца Балли, который занимался его образованием. Через два года, в декабре 1817 года, отец Балли заболевает и умирает. Иоанна Марию назначают настоятелем в Арс. Он заступает в должность 11 февраля 1818 года и остается в Арсе до самой своей смерти в 1859 году.

Еще будучи ребенком, однажды он сказал своей матери: «Если я стану священником, то хотел бы спасти для Бога много душ». Так Иоанн Мария понимал призвание священника: помогать душам жить настоящей христианской жизнью. Именно это и дало ему сил, чтобы преодолеть все трудности.

Что он сказал и что сделал

4.1. «Кем является священник? Человек, который занимает место Бога, человек, наделенный всеми полномочиями Бога. Говорит Господь священникам: “так же, как Мой Отец послал Меня, Я посылаю вас. Дана мне всякая власть на Небе и на земле. Итак идите, научите все народы. Кто принимает вас, принимает и Меня, кто презреет вас – презреет и Меня”».

«Когда священник отпускает грехи, он не говорит: “Бог отпускает тебе грехи твои”, а “я отпускаю тебе грехи твои”».

4.2. «Святой Бернард Клервоский говорил, что все к нам приходит через Марию. Точно так же можно сказать, что все к нам приходит через священника: все счастье, вся благодать, все небесные дары.

Если у нас не имелось бы таинство священства, то мы не имели бы и Господа. Кто поместил Его туда, в эту дарохранительницу? Священник. Кто принял душу, когда она только вошла в этот мир? Священник. Кто питает эту душу, чтобы дать ей сил пройти свой жизненный путь? Священник. Кто подготовит душу к встрече с Богом, совершив ее омовение кровью Христа в последний раз? Священник. И если эта душа согрешила, кто возродит ее, кто возвратит ей мир и спокойствие? И опять священник.

Попробуйте исповедаться Пресвятой Деве или Ангелу. Разве Они отпустят вам грехи? Нет. Они дадут вам Тело и Кровь Господа нашего? Нет. Пресвятая Дева не сможет сделать так, чтобы Ее божественный Сын сошел к нам в Евхаристии. Даже 200 Ангелов не отпустят вам ваши грехи. Но самый обыкновенный священник может сделать это, сказав: “я отпускаю тебе грехи твои, иди с миром”. Видите, насколько велик священник!»

4.3. Множество свободных минут своей жизни он мог бы посвятить отдыху, ведь вверенная ему деревушка была небольшой: всего несколько семей, большая часть которых была равнодушна к религии. Однако всегда он был чем-то занят. С первого своего появления в Арсе, он жил с постоянным духом завоеваний. Именно ему предстояло повести к Богу всю деревню и каждого ее жителя в отдельности. Время его принадлежало Богу и этим людям. Он не мог тратить его на собственные дела. Он обладал особым духом завоеваний для Доброго Бога, что заставлял его работать там, где любой другой легко оправдался бы, сославшись на отсутствие работы.

4.4. Когда весной 1818 года отец Вианней приехал в Арс, самым лучшим его наследством были 3-4 старушки, приходящие к нему по доброй воле. Он стал приглашать их на ежедневную Мессу и предложил им причащаться каждый день. Он стал учить их читать розарий Пресвятой Деве. Он попросил их привести в группу нескольких девочек, которые были более близки с бабушками, чем со своими очень занятыми матерями. Через 6 месяцев группа стала собираться в приходском саду, как положено, воскресными вечерами. Они молились, пели религиозные песни, охотно слушали простые и занимательные речи священника. Эта группа простых селянок очень скоро стала помогать ему налаживать контакты с другими людьми: группа росла и вскоре вошла в Братство Розария. Через три года в ее составе были не только девочки и старухи, но и жены, и матери семейств, и молодые девушки. Иоанн Мария не впадал в отчаяние, не жаловался, не говорил типичных оправданий по поводу того, что нелегко изменить существующий порядок вещей. Он работал, заботился о тех немногих людях, которые были с ним, хватался за них, чтобы привлечь других. Процесс шел очень медленно, но главное – не терять духа завоеваний.

4.5. Он много работал. Он использовал все средства, чтобы помочь тем немногим людям, которые ходили в церковь, открыть для себя Бога. Ренар, семинарист, приехавший в Арс летом 1818 года, чтобы помогать ему, рассказывал: «Он запирался в ризнице, чтобы написать воскресную проповедь и выучить ее наизусть. Он не выдумывал ее, а брал из книг, чтобы затем приспособить к уровню своих прихожан. Там, в одиночестве, он ставил нужную интонацию и проповедовал вслух, как если бы находился в церкви». Со своей стороны он делал все возможное и ждал, что Бог сделает все остальное.

4.6. Он много проповедовал. Когда мог, читал катехизис детям, потом взрослым. Воскресные проповеди писались им от начала до конца, так как, не надеясь на свою память, он боялся забыть слова. Его проповеди всегда сопровождались примерами.

Люди говорили: «Наш священник делает все, что говорит и чему учит, мы никогда не видели его развлекающимся, его единственная радость – просить Бога. Должно быть, именно в этом и есть счастье. Давайте последуем его советам, так как он желает нам только добра».

4.7. Он не экономил своих сил в час, когда нужно было уделить какое-либо из таинств. Бог нуждался в его службе, чтобы делать людям добро: «Добрые дела Господа не дойдут до нас без участия священника. Зачем нужен полный золота дом, если нет никого, кто откроет нам его дверь? Без священника смерть и страдания Господа нам были бы ни к чему.

После Бога священник – все! Оставьте какой-либо приход на 20 лет без священника, и люди начнут поклоняться животным. Когда желают уничтожить религию, начинаются преследования священников, потому что там, где нет священника – нет жертвы, а где нет жертвы – нет и религии».

4.8. Самое главное в его жизни как священника – это служение Мессы. Месса была в его жизни самым важным. В течение 40 лет, прожитых в Арсе, в 7 утра он начинал готовиться к Мессе, проводя в молитве целый час: настолько великим было то, что он собирался делать!

«Если бы в человеке было достаточно веры, он бы увидел Бога, стоящего за спиной у священника, как свет за стеклом.

Когда священник стоит у алтаря, нужно смотреть на него, как если бы он был Богом».

4.9. «Какая честь быть священником! Его слушается Бог: лишь два слова произнесет священник, и наш Господь уже спускается с Небес!»

4.10. По Преданию в Лорето находится часть Назаретского Дома, где Дева Мария родилась и зачала Иисуса. Туда уже многие века направляются христиане, чтобы помолиться. Они питают надежду оказаться в стенах, где жила когда-то юная Мария, и где Она зачала от Духа Святого. Отец Вианней использовал этот факт для сравнения:

«Вещам, хранящимся в доме Девы Марии и Младенца Иисуса, придается большое значение. Но пальцы священников, которые прикасались к божественной Плоти Христа и трогали Чашу, где была Его Кровь, разве они не величественны? Священнослужительство – это любовь Христова сердца. Когда видишь священника, думай о нашем Господе».

4.11. «Священник – он не для себя священник. Он не отпускает грехи самому себе и не проводит для себя таинства. Он делает это не для себя, а для вас».

4.12. Кроме елеопомазания и исповеди, Святой Арсский пастырь бывал рядом с каждым прихожанином в последние мгновения его жизни, независимо от времени суток, погоды или состояния своего здоровья. Однажды, будучи очень больным, он пешком пошел в Савиньи, чтобы исповедать больного. Но сам он был так болен, что обратно домой его принесли на руках и уложили в кровать. То же самое случилось с ним в один дождливый осенний день, когда его услуги понадобились одной семье из Рансе. Промерзшего до костей и трясущегося в лихорадке, его положили прямо на кровать больного. И в таком положении он исповедовал. «Я был более больным, чем сам больной», – с юмором говорил он, вернувшись домой.

4.13. Отец Иоанн Мария никогда не отказывал, никогда. Он отдавал себя другим без малейшей выгоды. Госпожа Бернар из Фарина, будучи больной раком, захотела перед смертью увидеть священника из Арса, о котором слышала много чудесных историй. Отец Дюбуа в четырех словах изложил желание больной, написав священнику письмо. Это был Страстной Четверг 1837 года, день, который отец Вианней по обыкновению проводил в церкви с Иисусом круглосуточно. Даже не поспав, он отправился в Фарин и по дороге заблудился. Побродив по окрестностям, он добрался до нужного дома, с головы до ног покрытый грязью, уставший до смерти, и не захотел выпить даже стакана воды. Так как человеком он был известным, то люди на улице постоянно к нему подходили. Не жалуясь и почтительно выслушав каждого человека, он возвращался к себе, как ни в чем не бывало.

Похожая история произошла с ним в 1852 году, когда в 66-летнем возрасте заболел отец Бью – священник из Жассана, исповедовавший Иоанна Марию в течение 13 лет. «Мой друг пришел меня навестить. Это было 11 июня в торжество Тела и Крови Христа, после обеда. Он пришел пешком в самую жару, после того, как в Арсе прошел пешком немалое расстояние, возглавляя процессию со Святыми Дарами», – рассказывал благодарный отец Бью.

4.14. О новом кладбище, открытом в 1855 году в 300-х метрах от церкви и благословленном им самим, священник из Арса любил говорить: «Это хранилище мощей Святых».

Всем, покоившимся на этом кладбище, он помог умереть с миром, даже самым большим грешникам, никто из которых, по свидетельству старожилов, не отказался от духовной помощи отца Вианнея в свой предсмертный час. Поэтому священник считал, что все они спаслись.

4.15. Он также жил для Евхаристии. Самой большой радостью для священника из Арса была раздача гостий. При этом очень часто у него были слезы на глазах.

4.16. «Священник – как мать, как кормилица для ребенка: она его кормит, а ему лишь нужно открывать рот. Мать говорит своему малышу: “Давай, маленький, кушай!” А священник говорит вам: “Примите и вкусите Тело Христово, Который хранит и ведет вас к вечной жизни”. Какие прекрасные слова!

Ребенок, увидев свою мать, тянется к ней, сопротивляется тому, кто его держит, открывает ротик, протягивает ручонки, чтобы обнять ее. А наша душа при виде священника тянется к Богу, стремится к Нему навстречу».

4.17. Он очень любил исповедь. Но не исповедь, как таковую, а прощение и мир, которые она несет каждой душе. Он не упускал ни малейшей возможности исповедовать. Один из свидетелей того времени рассказывает:

«...“Друг мой, приведите ту женщину, которая стоит в глубине церкви”, – попросил он меня. В указанном месте я не обнаружил никого. Я пошел сказать об этом священнику, но в ответ услышал: “Бегите, окликните ее, сейчас она проходит мимо такого-то дома!” Я бегу, нагоняю ту женщину, которая покидает Арс в отчаянии оттого, что не имеет больше времени ждать.

Бедная женщина, из-за собственной скромности уступившая два или три раза свою очередь, уже 8 дней прожила в Арсе, так и не сумев приблизиться к отцу Вианнею. Тогда священник сам позвал ее, вернее, пошел искать, и сам провел ее через толпу. Просветленная женщина схватила его за сутану и пошла следом за ним по коридору». Священник знал, что моменты милости можно упустить и больше не вернуть никогда. Поэтому, когда такой момент наступал, он никогда его не упускал.

4.18. В исповедальне он от всего сердца и с полным убеждением говорил, что «священник – это как мать». Если грешники стояли перед священником, тот волновался. Он обращался к ним с такой нежностью и с таким желанием помочь, что хватало лишь нескольких слов, чтобы излечить и возвысить их в тот момент, когда они не чувствуют себя способными признаться в некоторых поступках, совершенных в этой жизни. На обычной исповеди, не считая исключительных случаев, он был очень быстр, и требовал того же от кающихся. «За каких-нибудь 5 минут, – рассказывал господин Комбало, – его душа целиком поглотила мою. Он не церемонился: говорил то, что должен был сказать. Когда появлялся случай, он сообщал людям свое мнение, независимо от того, кем они были: “Это вещь недозволенная”. Он знал место, в которое нужно было нанести удар, и редко не попадал в цель».

4.19. С течением времени его вера в собственное призвание и призвание священников не стала чем-то обыденным или привычным. Он ежедневно посвящал себя Богу, как священник. Однажды проводилась церемония, в которой присутствующие священники снова произнесли свои обещания перед Богом. Отец Вианней тоже повторил слова обещаний и сделал это с таким благоговением, что остальные священники были поражены.

4.20. В те времена в деревушке часто организовывались так называемые миссии. «Миссии» представляли собой более активное чтение катехизиса и проповедей, больше времени для исповедей, а также на некоторое время приглашались священники из других мест. Священник из Арса, когда должен был участвовать в миссии, организованной в другой деревне, всегда просил священника из соседней деревни замещать его, чтобы не оставлять свой приход без присмотра. Но раз в неделю он всегда приходил в Арс, чтобы навестить своих прихожан. Во время миссии в Тревуа, в январе, он проходил за ночь 2 мили, чтобы прийти в Арс. Мэр Тревуа, господин Манди, обычно отправлял своего сына сопровождать его.

«Даже в холодные и снежные дни, – рассказывает Антонио Манди, – мы редко шли коротким и проторенным путем. Священник всегда должен был быть на своем посту ради какого-нибудь больного. Однако дорога не казалась мне длинной: он умел скоротать ее рассказами об интересных случаях из жизни Святых. Если когда-нибудь я позволял себе отпустить замечание по поводу лютого холода или трудности пути, он неизменно отвечал: “Святые, друг мой, страдали еще больше. Предложим это Богу”. Когда он прекращал говорить о духовных делах, то начинал читать Розарий. Я до сих пор чувствую привкус этих назидательных бесед».

4.21. Он был священником для всех, не только для жителей своей деревни: священником Иисуса Христа для всех детей Бога. Поэтому когда некоторые соседние священники, больные или старые, не могли обслуживать свой приход, тут же их коллега из Арса прибывал в их распоряжение.

«Ночью он ходил навещать больных в Рансе, Сен-Жан де Тюриньи, Савиньи и т. д. Если его вызывали в воскресенье, он уходил сразу после главной Мессы, даже не заходя домой, и возвращался только к вечерне».

4.22. Кроме того, чтобы быть священником, его не интересовало больше ничего: это была его главная гордость. За несколько лет до его смерти, император наградил отца Вианнея Орденом Почетного Легиона. Информация об этом появилась в газетах. Господин де Гарет, мэр, решил сам сообщить ему эту новость.

«А эта награда подразумевает выплату какой-нибудь пенсии? Обеспечит ли она деньгами для моих бедняков? – спросил Святой, не выразив ни радости, ни удивления.

– Нет, это просто почетное звание.

– Если от этого бедные ничего не получат, скажите императору, что я отказываюсь от этой награды».

4.23. «Я видел Бога в человеке», – говорил о священнике один виноградарь. А юноша-паломник сказал: «Если какой-либо человек имел счастье видеть этого священника, не думаю, что он будет способен обидеть Бога».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД