Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Хосе Педро Манглано

СВЯТОЙ АРССКИЙ ПАСТЫРЬ


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



7. Кровь моя вам принадлежит: любовь

По прибытии в Арс, он начал навещать каждую семью без исключения. «Он ходил ко всем прихожанам, не останавливаясь на визитах к тем, кто его приглашал, он заходил и без приглашения, – рассказывает Каталина Лазанье, которой в ту пору было 12 лет. Его интересовало все и вся в каждом доме, и перед уходом он всегда добавлял несколько ободряющих слов. Я помню, что для всех нас в моем доме было большим счастьем находиться в его компании». «Если он мог, то предпочитал приходить во время обеда, – рассказывает сын мэра, – в это время было намного проще застать всю семью в сборе. Чтобы не застать никого в неудобный момент, он издалека начинал звать главу семьи по имени, данном ему при крещении, а потом входил». Один бедный земледелец вспоминает: «Почти никогда он не садился за стол, для него ничего не значили земные блага, хотя когда он находился с нами, всегда с радостью говорил о наших доходах и урожае. Когда мы приносили ему дрова или пшеницу, он всегда предлагал нам что-нибудь выпить и настаивал на том, чтобы мы согласились на его любезность».

Он очень любил бедных. Также сильно любил грешников. Он любил всех, кто окружал его, включая тех, кто сделал его жизнь невыносимой и оклеветал его как, например, преподобный отец Раймонд. В течение восьми лет отец Раймонд был его помощником, человеком грубым, а старого священника он ни во что не ставил. Дошло до того, что прихожане обратились с письмом к епископу, чтобы преподобного отца Раймонда отозвали, но Святой Арсский пастырь не позволил этого.

Он был совершенно уверен в том, что Добрый Бог любит каждого человека, всех детей Своих до безумия. Священник из Арса хотел любить детей Божьих так же, как любит их Господь. Именно поэтому каждый, кто был с ним рядом, чувствовал себя любимым. Эта любовь настолько наполняла его деликатностью и умением найти общий язык с любым человеком, что манеры его удивляли даже представителей высшего света. Он служил всем и каждому, он готов был принести в жертву все, чем располагал вне зависимости от положения человека в обществе. Он хотел отдавать свою кровь, как Иисус Христос за каждого из прихожан.

Что он сказал и что сделал

7.1. Навещать шестьдесят семей Арса было несложно. Сложность заключалась в том, как он это делал. «Отец Вианней с его большой шляпой в руке, которую он почти никогда не одевал на голову, выходил из церкви или из приходского дома около полудня. Он был уверен, что в это время всех застанет дома. Первый прием не всегда был теплым». Гильермо Вильерес, которому тогда было девятнадцать лет, рассказывает, что большинству жителей он казался очень добрым, кротким, жизнерадостным и сердечным человеком, но никто и подумать не мог насколько добродетельным он окажется.

«В течение первых визитов он говорил только о материальных благах, работе, погоде и будущих урожаях, а также пытался понять ситуацию в каждой семье: сколько детей, какого они возраста, каковы отношения между детьми и родителями, дружны ли они. Фраза о вере, произнесенная под конец разговора провоцировала ответ, по которому он и судил о религиозности той или иной семьи». Он никого не позабыл, никого не обошел вниманием. И это с учетом того, что люди были разные, семьи тоже разные, ни о ком он не позабыл, к каждому подошел, в каждый дом заглянул, поделился своей теплотой и близостью с каждым.

7.2. Некоторым жителям деятельность нового священника была неприятна, особенно в начале. Некоторые противились ему в течение нескольких лет. На него начали возводить клевету. Одинокая девушка, живущая в доме, прилегающем к приходу, забеременела и, чтобы раздуть скандал, четверо человек попытались обвинить в этом священника. Отец Вианней очень переживал, но простил их и так ничего им никогда не сказал.

К тому же в то время, в июле 1830 года, во Франции совершались серьезные нападки на Церковь: обокрали парижское аббатство, многих священников выгоняли из их домов, нападения, плохое обращение и клевета на духовенство стали нормой. То же произошло и в Арсе: «Шестеро из прихожан, которым священник казался слишком требовательным, дали понять, что он должен покинуть деревню». Священник из Арса не затаил на них обиды, и всегда говорил о них с теплотой. Как Иисус, Которого несправедливо обвинили те, кого Он любил, умел страдать молча, прощать и молиться за них.

7.3. Спустя годы, возобновились нападки и попытки оклеветать его. Священник знал, что некоторые из этих попыток были спровоцированы другими священниками, и что эти лживые сведения доходили до епископа. Несколько раз друзья-священнослужители предлагали ему защищаться. Но он всегда был сторонником молчания в таких случаях и, чтобы объяснить свое поведение, приводил в пример историю из своей любимой книги «Житие Святых»:

«Один Святой сказал однажды монаху:

– Иди на кладбище и обругай умерших.

Монах послушался и когда вернулся с кладбища, то Святой спросил его:

– Что они ответили на твои оскорбления?

– Ничего.

– Хорошо, тогда возвращайся на кладбище и вознеси мертвым хвалу.

Монах вновь его послушался.

– Что они на этот раз тебе ответили?

– Опять ничего.

– Видишь! – воскликнул Святой, – когда тебя будут возносить в похвалах или оскорблять, веди себя как эти мертвецы».

7.4. Он любил, любил всех и каждого без исключения, но не относился серьезно к тому, как его судили люди:

«Сегодня я получил два письма, – рассказал он однажды во время чтения катехизиса. – В одном мне говорят, что я – Святой, в другом, что я – шарлатан. Первое письмо ничего мне не прибавило, второе ничего не убавило».

Единственный суд, который волновал его, был Суд Божий, что касалось остальных – он любил их вне зависимости от того, что они говорили.

7.5. Он был уверен в том, что злословие приносило зло. Он сравнивал сплетника с червяком и гусеницей: «Рот клеветника подобен червю, который портит своими ходами хорошие плоды или гусенице, которая, проползая по самым прекрасным цветам, оставляет на них след своей слюны».

7.6. Сплетни и слухи заставляют нас постоянно думать о том, что должны делать другие, вместо того, чтобы задуматься о том, что должны делать мы.

«Что бы вы подумали о человеке, который бы работал на поле своего соседа, а своего бы даже не начал возделывать? Так вот, именно этим вы и занимаетесь, обсуждая поступки ближнего, вы оставляете свое поле невозделанным.

Когда настанет наш смертный час, мы пожалеем о том, что столько думали о других и так мало думали о самих себе. Потому что за свои поступки ответ будем держать мы, и никто другой. Так подумаем же о себе, о своей совести, которую так же надо проверять, как мы проверяем наши руки, чтобы узнать чистые ли они».

7.7. Зависть, ревность, тщеславие, любопытство, сплетни... все это разрушает милосердие, лишает возможности любить. Тех, кто позволял одной из этих страстей овладеть собой, он сравнивал с пауком:

«Есть люди, которые уподобляются пауку, они способны превратить в яд лучшее из того, что имеют».

7.8. «Добрый Бог простит только тех, кто прощал, таково условие! Святые не умеют ненавидеть, они прощают все и всегда отдают себе отчет в том, что Добрый Бог простил им намного больше. Однако плохие христиане мстительны. Единственный способ бороться с дьяволом, который внушает нам мысли о ненависти к тем, кто плохо с нами обошелся – это тут же произнести молитву за их здравие».

7.9. До последнего дня своей жизни он проявлял необычайное самопожертвование. При большом количестве прихожан он все бросал ради того, чтобы прийти в дом к больному. Он всегда был в их полном распоряжении. Однажды около одиннадцати часов ночи Магдалена Скипиот пришла за ним, так как ее матери стало очень плохо. Она позвала его по имени два или три раза с улицы. Святой священник проснулся, приоткрыл окно и ответил: «Уже иду, дочь моя». Магдалена Скипиот попросила прощения за столь позднее беспокойство. «Да не стоит извинений, это пустяки, ведь я еще не отдал за вас свою кровь!»

Зимой 1823 года отец Вианней находился в другом селе и вернулся в свой приход поздней ночью, несмотря на холод и снег, ради того, чтобы навестить больную женщину. Он пришел белый от инея и полуживой от холода. Ничто не могло препятствовать его служению на благо врученных ему душ.

7.10. Святому Иоанну Крестителю, его покровителю, отрезали голову за то, что он воспротивился капризу Ирода. Отец Вианней также всегда говорил то, что считал нужным, несмотря на то, что иногда ему это дорого обходилось. Однако он всегда умудрялся говорить неприятные вещи с любовью, с чувством юмора, не докучая людям.

«Дочь моя, в каком месяце вы говорите меньше обычного? – спросил священник из Арса одну женщину, которой слишком нравилось разговаривать. И так как ответом было: “Не знаю”, – он закончил фразу сам с мягкой улыбкой: Скорее всего, это месяц февраль, ведь в нем на три дня меньше, чем во всех остальных».

Чувства юмора ему было не занимать.

7.11. Зимой много бедняков приходило в его дом за милостыней: «Как мне повезло, что приходят бедные! – говорил он. – Если бы они не приходили, мне пришлось бы самому идти искать их, но ведь у меня не всегда есть на это время».

Он разводил им огонь в камине, согревал их и в это время говорил с ними о Добром Боге, вдохновляя их на любовь к Нему. Некоторые из жителей деревни предлагали взять на себя заботы о бедных, чтобы облегчить его работу, но бедняки хотели быть только с ним. Иоанн Пертинан, который видел, как священник общался с ними, рассказывает: «Он называл их “друзья мои” таким заботливым голосом, что они уходили от него с покоем в душе. Они чувствовали себя любимыми!»

7.12. «Среди просящих милостыню есть ненастоящие нищие, – сказал ему однажды священнослужитель, который помогал ему в приходе последние несколько лет его жизни, – вы обманываетесь, подавая всем и каждому, кто протягивает руку. “Тот, кто дает Господу, никогда не ошибается”, – ответил священник».

7.13. Его любовь к беднякам была сверхъестественной. Иисус хотел быть бедным и тем самым освятил бедность. Поэтому священнику нравилось рассказывать случаи из жизни Иисуса, когда Он бедствовал. Он любил повторять историю, когда Святой Иоанн Божий увидел, что ноги бедняка, которому он помогал, были все покрыты гноящимися язвами, он поцеловал их со словами: «Это Ты, Господи!» Этот рассказ его очень впечатлял.

7.14. Он любил всех без исключения, особенно бедняков и грешников. Из-за любви к ближнему он часто делал одолжения, о которых еще не успели попросить. Он всегда знал, чем помочь каждому. «Однажды летом с утра отец Вианней читал проповедь толпе паломников. До самого порога церкви толпились люди, когда пришел нищий с тяжелыми сумками, опираясь на костыли. Он хотел было войти, но это было невозможно! Священник случайно увидел тщетные попытки несчастного пробраться сквозь многочисленную толпу. Вдруг он встал, прошел сквозь плотные ряды людей и взял за руку нищего. Во всей церкви не было ни одного свободного места, где бы смогло отдохнуть измученное тело бедняги. Священник помог ему подняться на возвышение и усадил его на свое место, с которого видно было всех присутствующих, и сказал ему: “Вот так-то лучше!” И продолжил проповедь стоя».

7.15. Святому Арсскому пастырю пришлось страдать в течение долгих восьми лет, с 1845 до 1853 года, по вине одного священнослужителя, которого простодушная Каталина Ласанье называла испытанием Господним, ниспосланным испробовать терпение своего верного раба. Священнослужитель был направлен в качестве помощника преподобному Вианнею, но очень скоро начал вести себя так, словно был его наставником. На самом деле отец Раймонд был хорошим священнослужителем, единственное, чего ему не хватало, это чувства такта и справедливости. Уже несколько лет отец Вианней выплачивал ему содержание, пока тот учился в семинарии, но новый священник ни разу не выразил ему своей благодарности. Более того, по прибытии в Арс он расположился без тени стеснения в комнате хозяина, вынудил отца Вианнея занять темную и сырую комнатушку в цокольном этаже. Однако очень скоро это стало известно жителям деревни и, дабы избежать большого скандала, отец Вианней вернулся в свою комнату, а отец Раймонд ушел постояльцем в один из домов деревни.

7.16. Наверно, молодой священнослужитель хотел вытеснить священника из Арса, чтобы занять его место. «Грубый, твердолобый, выставляющий напоказ свой “незаурядный ум и выдающиеся ораторские способности”, он относился к священнику, который был его благодетелем в течение многих лет и к тому же был более высокого сана, с грубостью, без малейшего внимания к его почтенным годам и святости». Чтобы облегчить вину отца Раймонда, можно сказать что, возможно, он не понимал, что заставляет страдать священника. Он достаточно часто позволял себе ругать его. Он дошел до того, что начал ему противоречить прилюдно. «В течение первых дней, – рассказывает Каталина Ласанья, – отец Вианней пытался противостоять такому характеру молодого помощника, но потом понял, что это лишь ухудшало его нрав. Поэтому старался обо всем его информировать, просить у него советы, приноравливаясь, насколько это было возможным, к его воле». Священник искренне полюбил своего викария отца Раймонда. Однажды викарий признался: «Я очень сожалею о том, что не воспользовался всеми его советами, но я благодарен за отеческую любовь, которую он ко мне проявил».

7.17. «Жители деревни понимали, что отец Раймонд своими действиями подавал плохой пример и хотели заявить об этом отцу Вианнею. Однако он им ответил: “Если вы что-либо предпримите против него, мы оба уедем отсюда”».

7.18. Епископ монсеньор Дэви вскоре прослышал о поведении отца Раймонда и направил преподобного Дабуа, чтобы тот проверил сложившуюся ситуацию, но священник из Арса сказал: «О, оставьте его со мной, ведь он говорит мне правду! Я должен быть ему за это чрезвычайно благодарен!»

24 октября 1848 года, направляя письмо монсеньору Камалету с просьбой приехать для освещения часовни «Провидения», отец Вианней воспользовался этой возможностью, чтобы добавить несколько слов об отце Раймонде: «Ничего нельзя сказать об отце Раймонде кроме того, что это священнослужитель, который заслуживает особого места в вашем сердце, за все то хорошее, что он сделал для меня. Не верьте ни единому плохому слову, что произнесут в его адрес».

7.19. В 1853 году отца Раймонда направляют в другой приход. Отец Вианней всегда был на его стороне, но когда тот уехал, то признался Каталине: «Он причинил мне боль. Немного». Также он сказал: «Если бы мне не пришлось пожить с отцом Раймондом, я бы никогда не узнал, люблю ли я на самом деле Доброго Бога».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД