Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Ж. М. Вианней, Арсский пастырь

ЧЕМУ УЧИЛ Ж. М. ВИАННЕЙ

ПРОПОВЕДИ И УРОКИ ЗАКОНА БОЖИЯ

Избранные места


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



Слепые христиане

Мы продвигаемся, как пиявки по песку!


Говоря сегодня об ужасающем состоянии слепой души, дети мои, я не хочу разворачивать перед вами страшную и безнадежную картину души, живущей в смертном грехе и даже не имеющей желания выйти из него... Увы, эти грешники слушают меня; они прекрасно знают, о ком я говорю... Но не будем распространяться, всё, что я сказал бы, могло бы еще больше их ожесточить.


Но разве те, кто исповедуется, говеют на Пасху и часто причащаются, не будут спасены?

Конечно, не все из них будут спасены; ибо если бы большинство участвующих в таинствах было спасено, то, признаться, число избранных не было бы столь малым, каким оно будет... Взгляните на человека, желающего служить и миру, и Богу одновременно; он то преклоняется перед Богом, своим Спасителем и Господом, то перед миром – своим кумиром. Несчастный слепец, простирающий одну руку к Господу Богу, а другую к миру, призывая обоих на помощь и обещая каждому отдать свое сердце!

Он любит Господа Бога; по крайней мере, он хотел бы Его любить, но ему хочется угодить и миру. Устав служить обоим, он, в конце концов, служит только миру...

Правда, становясь на молитву, этот христианин преклоняет колени; но он не знает, о чем ему просить Господа Бога, не знает, что ему необходимо и даже, перед Кем он находится; на это указывает его непочтительное поведение. Этот бедняк, при всей своей нищете, ничего не желает и любит свою бедность. Это почти безнадежно больной, презирающий врачей и лекарства и любящий свои недуги...

Такой человек будет исповедоваться каждый месяц и даже чаще. Но увы! Как? Без всякой подготовки, без желания исправиться... Или же эти попытки столь слабы и столь малы, что малейшее дуновение ветра их сметает. Все такие исповеди представляют собой повторение предыдущих, хорошо еще, если к ним не надо прибавить ничего нового. Двадцать лет тому назад они обвиняли себя в том же, что и теперь; а через двадцать лет, если еще будут исповедоваться, то будут повторять то же самое. Правда, такая душа не совершит больших грехов; но ей ничего не стоит немного поклеветать, солгать, испытать чувство ненависти или отвращение, завидовать, притворяться. Если вы к ней не будете относиться с тем уважением, которого, как ей кажется, она заслуживает, она даст вам это понять под предлогом, что вы оскорбляете Господа Бога; а должна была бы сказать, потому что оскорбляете ее саму...

Когда такая душа совершает доброе дело, то намерение ее не всегда бывает совсем чистым; иногда она делает это, чтобы доставить кому-нибудь удовольствие, иногда из сострадания, а иногда, чтобы угодить свету... Все, что не представляет собой большого греха, для нее уже неплохо...

Такие люди любят делать добро, но хотели бы, чтобы это им ничего не стоило, или стоило поменьше. Им хотелось бы посещать больных, но только если больные сами будут приходить к ним. У них есть из чего подать милостыню, они знают, кто в ней нуждается, но ждут, чтобы у них ее попросили, вместо того, чтобы предупредить просьбу, отчего их доброе дело имело бы больше цены...

Посмотрите, братья мои, по какую сторону вы стоите перед Господом Богом: со стороны ли грешников, которые пренебрегают своими обязанностями и нисколько не думают о спасении своей несчастной души, без всяких угрызений совести погружаясь в грех? Со стороны ли праведников, видящих и ищущих одного Бога, всегда склонных плохо судить о себе самих?.. Или же вы относитесь к тем слепым и трусливым, теплохладным и безразличным душам, которые я только что описал?..


Но каким способом можно выйти из этого несчастного состояния ослепления?

Хотите вы это знать, Б.М.? – Ну, так слушайте меня внимательно. Надо сказать, что подобный человек находится, в каком-то смысле, в большей опасности, чем человек, находящийся в смертном грехе, и что последствия этого состояния, быть может, еще более губительны. А вот и доказательство тому:

Грешник, не говеющий на Пасху или имеющий дурные и преступные привычки, время от времени сокрушается о своем состоянии, и твердо решает не умереть в нем; он даже желает выйти из него, что и сделает в один прекрасный день. Но душа, живущая в теплохладной слепоте, нисколько не думает выходить из этого состояния, так как считает, что у нее все благополучно по отношению к Господу Богу.

Вспомните, Б.М., что делали святые, чтобы заслужить Царство Небесное. Вспомните, как они почитали Присутствие Божие, как всю жизнь набожно молились... Вспомните, с какой смелостью они боролись с диавольскими искушениями. Вспомните, с какой радостью они прощали и делали добро тем, кто их преследовал... Вспомните их смирение, их презрение к самим себе и то, как они избегали мирских похвал и почестей. Вспомните, как тщательно они избегали малейшего греха и сколько слез проливали над своими прежними грехами. Вспомните чистоту их намерений во всех их добрых делах... Что мне еще сказать? Вспомните мучеников, шедших на плаху с большей радостью, чем короли вступают на престол...[6]


Сколько существует добродетелей?

Главных добродетелей четыре. Первая из них благоразумие.

Она помогает нам различать, что угоднее всего Богу и полезнее всего для нашей души. Всегда нужно выбирать самое совершенное. Представляется возможность сделать доброе дело с одной стороны любимому нами человеку, а с другой – кому-нибудь, кто причинил нам зло... Ну, так следует отдать предпочтение последнему. Нет никакой заслуги в добром деле, если нами при этом руководит естественное чувство.

Одна женщина хотела найти вдову, чтобы о ней заботиться, и попросила св. Афанасия найти ей такую женщину среди бедных. Вскоре после этого она вновь встретила епископа и сказала, что он оказал ей плохую услугу: вдова была слишком доброй... Она попросила его найти ей другую; святой выбрал самую злую из своих знакомых, ворчливую и вечно недовольную всем, что для нее делали.

Вот как нужно поступать, ибо нет большой заслуги в том, чтобы делать добро человеку, который будет нам благодарен за него. Есть люди, считающие, что с ними всегда недостаточно хорошо обращаются; им кажется, что им нужно давать все, они же никогда не бывают благодарны за сделанное для них, и напротив, отвечают неблагодарностью: вот таким-то людям и нужно делать добро предпочтительно.

Нужно быть благоразумным во всех действиях, искать не своего удовольствия, а того, что наиболее угодно Богу. Представим себе, например, что у вас есть определенная сумма денег, предназначенная на то, чтобы заказать обедню, а вы увидели бедную семью, находящуюся в полной нищете и не имеющую куска хлеба; лучше отдать деньги этим бедным, ибо святая Жертва приносится всегда, священник Литургии не пропустит, а бедные люди могут умереть с голоду.

Вам хочется помолиться, провести время в церкви; но вы вспомнили, что было бы полезно поработать на бедных...; это более угодно Богу, чем время, проведенное вами в церкви перед Святыми Дарами.


А какая вторая из главных добродетелей?

Это мужество: не для ношения тяжестей, а для борьбы с искушениями диавола, мира и плоти. Мы очень в нем нуждаемся!

Есть люди, которые, видя свою слабость... склонны унывать; это не выход! Нужно всегда быть готовым к бою, всегда иметь оружие в руках. Вчера я читал о человеке, подвергающемся большим искушениям; он жаловался на них другому и спрашивал, что ему делать, чтобы не поддаться им. Тот ему ответил восклицать в минуты искушения: «Матерь Божия, помоги мне!» Вскоре после этого человеку, давшему добрый совет, явился диавол. «Негодяй! – сказал он ему, – ты похитил у меня эту душу, но все же она будет моей».[7]

Однажды некий святой находился на корабле с молодым человеком, читающим дурную книгу. Огорченный при виде зла, которое совершал молодой человек, поддаваясь дурному влиянию, святой сказал ему:

– Доставьте большое удовольствие Пресвятой Деве – бросьте вашу книгу в море.

– Что вы! – ответил молодой человек, – в таком случае бросьте ее вы сами.

– Лучше сделайте это вы, – ответил святой, – таким образом жертва будет больше.

Пресвятая Дева, щедрая и милостивая, вознаградила молодого человека: он стал монахом.

Бывают такие слабые люди, что стоит им захворать, как они становятся тряпками. Если бы они шли вперед, как добрые воины, то при болезни (как на войне), они вознесли бы сердца к Богу и вновь обрели бы мужество...


А третья из главных добродетелей?

Третья главная добродетель – воздержание. Следует умерять свое воображение, чтобы оно не было таким прытким, как иной раз бывает.

Следует умерщвлять свои взоры, уста... Нужно также умерщвлять свой слух, не слушать бесполезных песенок или слов; обоняние: есть люди, которые так надушены, что окружающим их становится дурно, они обливают духами свою одежду... Сдерживать свои руки... Наконец, заставлять всё свое тело, эту несчастную машину, быть умеренным; не пускать его, как необузданного коня, а удерживать и усмирять...

Как мне нравятся маленькие умерщвления плоти, ни для кого не заметные, например: встать на четверть часа раньше, подняться на минутку ночью, чтобы помолиться! Можно также отказываться от небольших удовольствий...

Есть у нас такой господин, что носит две пары очков, чтобы ничего не видеть... Когда мы идем по улице, взглянем порой на Иисуса Христа, одиноко несущего Свой крест... Как прекрасна эта внутренняя жизнь... У доброго христианина только одно в мыслях: он все время стремится к совершенству, как рыба стремится в глубь морей. А мы, увы! Продвигаемся, как пиявки по песку!

Не таков был путь святых. Они искали малейшей возможности умерщвлять свою плоть и среди лишений вкушали чудесную сладость. Как счастливы те, кто любит Господа Бога! Они не упускают ни мгновения, ни единой возможности делать добро. Скупцы всеми средствами увеличивают свое сокровище. Святые поступают так же по отношению к своим небесным богатствам; они постоянно их собирают. И с каким удивлением мы увидим в последний день эти сокровенные, но столь богатые души. [8]




6 Приведенные, а также опущенные здесь слова служили к описанию добродетелей святых.

7 Всем известны нападения адских сил на Арсского пастыря; не трудно догадаться, что здесь речь идет о нем самом.

8 в найденных тетрадях недостает описания четвертой из главных добродетелей: справедливости.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД