Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Ж. М. Вианней, Арсский пастырь

ЧЕМУ УЧИЛ Ж. М. ВИАННЕЙ

ПРОПОВЕДИ И УРОКИ ЗАКОНА БОЖИЯ

Избранные места


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



15. Семнадцатое воскресение по Пятидесятнице47

Любовь к ближнему – царская мантия

Возлюби Господа Бога
твоего всем сердцем твоим

(Мф 22. 37)

Арсский пастырь начинает свою проповедь со слов о прекраснейшей из добродетелей – любви к ближнему.

Если спросить ребенка: Что такое любовь? – то он ответит: Это данная нам небом добродетель, благодаря которой мы всем сердцем любим Бога, а ближнего, как самого себя. – Однако вы меня спросите: Что значит любить Господа Бога больше всего и больше самого себя? Это значит – предпочитать Его всему творению, быть готовым лишиться своего имущества, доброго имени, родных и друзей, детей, мужа или жены и даже жизни, лишь бы не сотворить малейшего смертного греха.[48] Святой Августин говорит, что совершенная любовь к Богу – это любовь безмерная, не основанная ни на надежде войти в Царство Небесное, ни на боязни адских мук; это любовь от всего сердца, основанная на том, что Бог бесконечно достоин любви. Если мы действительно любим Бога, то никакие страдания, преследования, презрение, ни жизнь и ни смерть не смогут нас лишить этой любви к Богу.

Мы сами чувствуем, Б.М., что без любви к Богу мы будем очень несчастны. Если человек был создан для того, чтобы любить Бога, то только в Боге он обретет счастье. Даже если бы мы были владыками мира, а Бога не любили, мы бы всю жизнь были несчастны. Если хотите лучше в этом убедиться, то спросите людей, живущих без любви к Богу. Взгляните на людей, переставших приступать к таинствам и забросившим молитву, посмотрите на них в беде и горе, и вы увидите, как они несчастны и как они пали. Они проклинают самих себя, кончают жизнь самоубийством или умирают с горя. Скряга, когда у него много добра, не чувствует себя счастливее, чем когда его мало. А становится ли счастливее пьяница, выпивший вина, от которого он ждал утехи? Напротив, он становится еще несчастнее. Гордец не знает покоя; он все боится, что его презирают. Злопамятный, думающий о мести, не спит ни днем, ни ночью. Взгляните также на гнусного сладострастника, надеющегося обрести счастье в плотских удовольствиях: если он не лишается своего доброго имени, то теряет свое имущество, здоровье и свою душу, не находя однако никакого удовлетворения. А почему же, Б.М., мы не находим счастья во всем том, что, казалось, должно было бы нас удовлетворить? Ах, потому, что мы, сотворенные для Бога, только в Нем можем найти удовлетворение, то есть обрести счастье, насколько это возможно на этом свете. Несчастные слепцы, мы привязываемся к жизни, к земле и ее благам, увы! к удовольствиям; скажем прямо – ко всему, что может составить наше несчастье!

Насколько мудрее нас, Б.М., были святые, презревшие все, чтобы служить только Богу! Насколько мало ценит все земное человек, истинно любящий Бога! Сколько сильных мира сего, даже князей, королей и императоров оставили все, чтобы в пустыне или монастыре свободно служить Господу Богу! Сколько других взошли на плаху, как победитель на престол, чтобы засвидетельствовать свою любовь к Господу Богу! Ах, Б.М., как счастлив тот, кто отрешился от земных благ и привязан к одному Богу! Увы! Сколько среди вас людей, лет двадцати или тридцати, ни разу не попросивших у Господа Бога этой любви, дара небесного, как сказано в вашем катехизисе. Нужно ли удивляться после этого тому, что мы такие земные и так мало духовны! Такое поведение может привести нас к горестному концу: к вечной разлуке с Богом. Ах, Б.М., возможно ли, что мы отвратимся от нашего счастья, которое только в Боге. Но оставим эту тему, как бы интересна она ни была... Любовь к Богу составляет блаженство святых в Царствии Небесном. Ах! «Древняя и вечно новая красота», когда же мы будем любить только Тебя?

А если мы спросим ребенка: В чем же должна выражаться любовь к ближнему? – то он ответит: любовь к Богу в том, чтобы мы любили Его больше нашего имущества, здоровья, доброго имени и даже жизни; а любовь к ближнему должна проявляться в том, что мы любим его, как самого себя, то есть желаем ему такого же добра, как самому себе; только тогда мы будем иметь любовь к ближнему, без которой не может быть надежды на Царство Небесное и на дружбу Божию. Увы! Как часто отсутствие этой любви бывает причиной недостойного принятия таинств и приводит нас в ад! Но что значит слово «ближний»? Очень просто. Это свойство распространяется на всех, также и на тех, кто нам сделал зло, повредил нашему доброму имени, оклеветал нас и нанес нам какой-нибудь ущерб, и даже на тех, кто, может быть, пытался лишить нас жизни. Мы должны их любить, как самих себя, и желать им такого же добра, как желаем самим себе. Нам не только запрещено желать им зла, но мы еще должны оказывать им услуги всякий раз – когда им это надо и когда мы можем. Мы должны радоваться их успехам, сожалеть, когда с ними случается какое-нибудь несчастье, защищать их, если о них говорят плохое, рассказывать о том добром, что мы о них знаем, не избегать их общества, а даже предпочитать говорить с ними, а не с теми, кто нам оказал услугу: вот как мы должны любить наших ближних по заповеди Божией. Если мы поступаем иначе, мы можем утверждать, что мы не любим ни своего ближнего, ни Господа Бога: мы плохие христиане и будем осуждены.

Вспомните, Б.М., как поступил Иосиф со своими братьями, желавшими его убить, бросившими его в ров и продавшими его чужестранным купцам (Быт 37). Бог был его единственным утешением. Но так как Господь не оставляет любящих Его, то Иосиф был столь же вознесен, сколь прежде был унижен. Когда он стал почти властелином царства фараона, то впавшие в нищету братья его пришли к нему, не узнав его. Иосиф увидел тех, кто хотел лишить его жизни, кто убил бы его, если бы их не удержал старший брат. В его руках была вся власть фараона, он мог приказать их схватить и казнить. Никто не мог бы помешать ему; напротив, было бы даже справедливо наказать злодеев. Но как поступил Иосиф?.. Любовь, жившая в его сердце, заставила его забыть плохое с ним обращение. Он только думал о том, как их одарить... Он заплакал от радости, стал расспрашивать о своем отце и других братьях; и чтобы они почувствовали его любовь, он пригласил их всех к себе навсегда (Быт 42-47).

Но как можно узнать, – спросите вы меня, – обладает ли человек этой прекрасной и драгоценной добродетелью, без которой наша вера только тень? Во-первых, Б.М., человек, любящий своих ближних, не бывает гордым; он не стремится возвышаться над другими людьми; он никогда не станет порицать их поведения; он не любит говорить о том, что они делают. Человек, любящий своих ближних, не ищет причин, побудивших другого человека действовать; он никогда не считает, что поступает лучше, чем другие, никогда не ставит себя выше своего ближнего; напротив, он считает, что другие люди всегда поступают лучше его. Он не обижается, если ему предпочитают его ближнего; если его презирают, то он все же доволен, потому что считает себя заслуживающим еще большего презрения.

Человек, любящий своих ближних, старается по возможности не огорчать других людей, ибо любовь к ближнему – царская мантия, скрывающая недостатки наших братьев и никогда не позволяющая думать, что мы лучше их.

Арсский пастырь подробно излагает благодеяния любви к ближнему, благодаря которым мы угождаем Богу и приобретаем все другие добродетели.

Итак, видите, Б.М., для того, чтобы любить Господа Бога и ближнего, не нужно быть ни ученым, ни богатым человеком; нужно лишь стараться угодить Богу во всем, что мы делаем; делать всем добро, как злым, так и добрым людям, как тем, кто порочит наше доброе имя, так и тем, кто...[49]

В заключение проповедник говорит, что без любви к ближнему мы будем лишь «тенями христиан».




47 Проповеди на 15-ое 16-ое воскресенья по Пятидесятнице слишком длинны, чтобы быть здесь приведены. В другой проповеди на 17-ое воскресенье по Пятидесятнице Арсский пастырь тоже говорит о любви к ближнему, указывая на проявления любви Бога к нам. Эти примеры встречаются и в других его проповедях.

48 40 мучеников. – Мать св. Симфориона.

49 Незаконченная фраза, которую Арсский пастырь намеревался развить во время чтения проповеди.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД