Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Ж. М. Вианней, Арсский пастырь

ЧЕМУ УЧИЛ Ж. М. ВИАННЕЙ

ПРОПОВЕДИ И УРОКИ ЗАКОНА БОЖИЯ

Избранные места


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



2. Первое воскресение Великого поста

Нельзя поднять взора, не подвергаясь искушению

Иисус был возведен в пустыню
для искушения от диавола

(Мф 4. 1)[8]

Арсский пастырь сначала объясняет, что Христос захотел искушения, чтобы дать нам пример борьбы с диаволом и заслужить для нас силу ему противостоять. Затем он объясняет необходимость искушения и то, как поступать при нем.

Мы часто попадаемся в сети диавола потому, что слишком надеемся на свои собственные намерения и обещания и недостаточно уповаем на Господа Бога. Это именно так. Когда нас ничего не огорчает, когда все совершается по нашему желанию, мы дерзаем думать, что ничто не может заставить нас пасть. Мы забываем свое ничтожество и свою слабость; мы говорим красивые слова о том, что мы готовы скорее умереть, чем быть побежденными. Прекрасный пример этому – св. апостол Петр, сказавший Господу Богу: «если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Мф 26. 33). Увы! Чтобы показать ему, как ничтожен человек, предоставленный самому себе, Господь Бог воспользовался не силой царей, князей или оружия, а всего лишь голосом служанки, равнодушно обратившейся к нему.

Петр только что был готов умереть за Него, а теперь утверждает, что не знает Его, что не понимает, о Ком с ним говорят; и чтобы убедить в этом, он закрепляет свои слова клятвой. Боже мой, на что мы способны, когда мы предоставлены самим себе! Есть люди, словам которых, кажется, могут позавидовать святые, совершавшие великие подвиги: такие люди думают, что и они сами способны на это. Читая жития мучеников, мы говорим, что и мы готовы претерпеть то же для Господа Бога. «Что значит этот миг по сравнению с вечной наградой?» – думаем мы. Но что же делает Господь Бог, чтобы хоть немного научить нас познать самих себя или, вернее, чтобы показать нам наше ничтожество? Он допускает диавола подойти к нам несколько ближе. Послушайте-ка этого христианина, несколько минут назад завидовавшего отшельникам, питающимся кореньями и травами, и твердо решившего столь же сурово обращаться со своей плотью. Увы! Легкая головная боль, укол булавки заставляют его охать и стонать:[9] он мучается, плачет; только что он был готов на подвиги, достойные анахоретов, но малейший пустяк приводит его в отчаяние. Взгляните на другого, желающего, как будто, отдать свою жизнь за Господа Бога. Этого, казалось, не могут остановить никакие муки, но малейшее злословие, клевета, даже просто холодный взгляд, небольшая несправедливость по отношению к нему, неблагодарность, сразу же вызывают в его душе чувство ненависти, мести, отвращения с такой силой, что он часто и видеть не хочет своего ближнего, или же принимает его так холодно, что сразу видно, что происходит у него в душе; а как часто таковы его первые мысли по пробуждении, не дающие ему снова заснуть. Увы, Б.М., как мы ничтожны и как мало мы должны надеяться на свои благие намерения!

Вы теперь видите, как нам нужно искушение, чтобы мы осознавали свое ничтожество, и чтобы над нами не восторжествовала гордость. Послушайте-ка, что нам говорит св. Филипп Нери. Зная нашу слабость и грозящую нам ежеминутно гибель, он со слезами обращался к Господу Богу: «Боже мой, держи меня крепко; Ты знаешь, что я предатель, Ты знаешь, как я грешен: если Ты меня отпустишь хоть на мгновение, я боюсь тебя предать».

Но вы, быть может, думаете: кто же чаще всех встречает искушения? Наверное, пьяницы, клеветники и распутники, погрязшие в своих нечистотах, или скряга, старающийся нажиться любыми способами? Нет, Б.М., нет, не они... Напротив, диавол их презирает или даже удерживает, чтобы они подольше творили зло, ибо чем дольше они будут жить, тем больше душ увлечет их дурной пример. И правда, если бы диавол подгонял старого распутника, сократив его жизнь, таким образом, лет на пятнадцать-двадцать, – то тот не успел бы похитить цвет невинности молодой девушки, не успел бы совратить молодую женщину, не научил бы юношу разврату, которого, может быть, он не оставит до самой смерти. Если бы диавол заставлял разбойника грабить каждого встречного, то он давно попал бы на плаху и не подговорил бы своего соседа на то же. Если бы диавол заставлял пьяницу постоянно напиваться вином, то тот давно бы погиб в своей мерзости, а живя дольше, он увлекает на тот же путь и других...

Св. Августин говорит, что диавол мало беспокоит таких людей, напротив, он их презирает и плюет на них.

Скорее те, кто готовы, с помощью Божией, всем пожертвовать для спасения своей души, подвергаются нападкам искусителя.

Так Франциск Ассизский видел тысячи демонов, которые искушали его монахов, между тем, как у ворот города, на страже, стоял всего лишь один диавол на всех городских жителей «ибо они не нуждались в искушении, чтобы творить зло».[10]

Первое искушение, Б.М., которое диавол посылает человеку, начавшему усерднее служить Господу Богу, это ложный стыд. Он боится показаться на люди, прячется от тех, с кем прежде предавался удовольствиям; если ему скажут, что он очень переменился, ему становится стыдно! Он все время думает о мнении окружающих, так, что не решается делать добро на глазах у всех.

Если диавол не может поймать человека при помощи мнения окружающих, то он вызывает...

Проповедник говорит о сомнениях, внушаемых диаволом, и о душевных муках св. Августина.

Как только он захотел отвернуться от диавола, ему пришлось бороться с ним до изнеможения в течение пяти лет. Он проливал горькие слезы, совершал самые трудные подвиги. «Я боролся с ним, – говорит он, – закованный в свои цепи. Я то побеждал, то опять оказывался побежденным. Эта жестокая и упорная борьба продолжалась пять лет. Однако Господь Бог, смилостивясь надо мной, дал мне победить моего врага».[11]

Вспомните также борьбу св. Иеронима, когда, решив посвятить себя Господу Богу, он отправился в Святую Землю. Находясь в Риме, он почувствовал новое желание потрудиться для своего спасения. Оставив Рим, он уединился в страшной пустыне, чтобы служить Господу Богу так, как подскажет ему любовь к Нему. А диавол, предвидя, сколько еще обращений повлечет за собою пример этого святого, чуть не издох от отчаяния. Не было такого вида искушения, которого не подставил бы ему диавол. Я думаю, что ни у одного святого не было столько искушений. Вот что он писал одному своему другу (Послание 22 к Евстафию): «Друг мой, хочу поделиться своим горем и рассказать о состоянии, к какому хочет меня привести диавол. Как часто в этой огромной пустыне, невыносимо палимой солнцем, мне настойчиво вспоминались удовольствия Рима: скорбь и горечь, наполняя мою душу, заставляют меня днем и ночью проливать потоки слез. Я скрываюсь в самых отдаленных местах, чтобы бороться со своими искушениями и оплакивать свои грехи. Тело мое измождено и покрыто грубой власяницей. У меня нет другой постели, кроме голой земли, а пищей мне служат сырые коренья и вода, даже когда я бываю болен. Несмотря на все лишения, тело мое все еще вспоминает мерзкие удовольствия, отравляющие Рим; ум мой находится в обществе тех, с кем я оскорблял Господа Бога. В этой пустыне, на которую я сам себя осудил во избежание ада, среди мрачных скал, в обществе только скорпионов и диких зверей, несмотря на все окружающие и пугающие меня ужасы, дух мой нечистым огнем пожирает мое тело, умершее прежде меня самого; диавол все еще осмеливается предлагать ему наслаждения. Испытывая унижение от соблазнов, при одной лишь мысли о которых я испытываю смертельный ужас, не зная, что мне делать со своею плотью, чтобы она покорялась воле Божией, я бросаюсь к подножью Распятья, обливая его слезами; а когда недостает слез, беру камни и бью ими себя в грудь, пока изо рта у меня не хлынет кровь. И взываю о милосердии, пока Господь не сжалится надо мной. Кто может понять, как я несчастен? Я так горячо желаю угодить Господу Богу и люблю только Его одного, но все время склоняюсь оскорблять Его. Какая мука! Помоги мне, дорогой друг мой, своими молитвами, чтобы у меня прибавилось сил бороться с диаволом, желающим моей вечной гибели».

Вот, Б.М., какую борьбу Господь Бог допускает вести Своим великим святым. Увы! Б.М., как нужно нас жалеть, если с нами не ведет борьбы диавол! По всей видимости, мы друзья диавола: он позволяет нам жить в ложном спокойствии, он усыпил нас под предлогом, что мы немного помолились, кое-когда подали милостыню, сделали меньше зла, чем другие.

Здесь приведены примеры из жизни Арсского прихода: легкомыслие, развлечения, пьянство...

Говорю вам, Б.М., что величайшее несчастье для христиан – не иметь искушений, ибо тогда можно предположить, что диавол считает их своей собственностью и только и ждет смерти, чтобы потащить их в ад. Это вполне понятно. Представьте себе христианина, хоть немного заботящегося о спасении своей души: все, что его окружает, склоняет его ко греху. Иной раз он и взора поднять не может, чтобы не подвергнуться искушению, несмотря на все свои молитвы и покаяние; а старый грешник, уже, может быть, двадцать лет валяющийся в своей нечистоте, будет говорить, что его диавол не искушает. Тем хуже, друг мой, тем хуже![12] Вот именно это-то и должно вас пугать, что вы не знаете искушений, ибо сказать, что у вас не бывает искушений, равносильно утверждению, что диавола больше не существует или что он утратил злобу против христиан. «Если у вас нет искушений, – говорит св. Григорий – значит, что бесы ваши друзья, ваши вожди и пастыри; позволяя вам спокойно жить, они после смерти увлекут вас в преисподнюю». Св. Августин говорит, что величайшее искушение для человека – это отсутствие искушений, ибо это значит, что такой человек отвержен, оставлен Господом Богом и предан своим страстям.

Искушение нам также необходимо для сохранения смирения и недоверия к самим себе и для того, чтобы мы обращались к Богу. Примеры из жизни св. Макария и некоторых других святых.

Что же мы можем заключить из всего сказанного, Б.М.? Во-первых, мы не должны думать, что пока мы живы, мы будем, тем или иным способом избавлены от искушений; следовательно, мы должны решится на борьбу с врагом до самой смерти. Во-вторых, мы должны обращаться к Господу Богу, как только нам представляется искушение, и молиться ему все время, пока оно продолжается; ибо если диавол от нас не отступает, то лишь потому, что надеется нас победить. В-третьих, мы должны избегать всего, что может ввести нас в искушение, если только мы можем, и не забывать о том, что падшим ангелам искушение представилось всего один раз, и из-за него они низверглись в преисподнюю. Иметь большое смирение и не думать, что мы можем преодолеть искушение своими силами; мы можем избежать падения только с помощью благодати Божией. Счастлив тот, Б. М., кто в свой смертный час сможет сказать словами апостола Павла: «Подвигом добрым я подвизался и милостью Божией победил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, и не только мне, но и всем, бывшим верным Ему даже до смерти» (2 Тим 4.8).[13]

Примечание. – Была найдена другая проповедь, которую относят также к первому воскресению Великого Поста. Тема ее относится главным образом к прихожанам Арса и христианам того времени.

Арсский пастырь, несомненно, не один раз проходил в своих проповедях весь богослужебный годичный круг. Несомненно также, что он написал несколько разных проповедей на тот же евангельский текст или тот же праздник. Некоторые из этих проповедей утеряны. Во всяком случае, их невозможно было бы издать в одном томе.

Порядковые номера проповедей, написанные самим автором в левом углу его тетрадей, по вышеуказанным причинам не соответствуют порядку проповедей, опубликованных в этом и других изданиях.




8 Все проповеди предварены текстом из Священного Писания. Кроме того, в воскресенье вечером Арсский пастырь давал своим прихожанам краткое толкование евангельского чтения дня. Сохранившиеся планы этих бесед даны в произведении А. Моннэн «Дух Арсского пастыря».

9 Одно из свойственных Арсскому пастырю образных выражений.

10 Как не сравнить эти слова с признанием святого пастыря, встречающимся в другой проповеди: «А вот около трех месяцев тому назад диавол поднял шум у меня под потолком; как будто все повозки Франции грохотали у меня над головой... А вчера вечером тысячи бесов трясли мою дверь...И наконец убрались».

11 См. «Исповедь» св. Августина.

12 Прямое обращение к слушателям. Арсский пастырь любил применять этот прием, чтобы поражать своих слушателей. Стиль его тогда становился быстрым и живым, состоящим из прямых обращений, иронических возражений, иной раз даже язвительных выпадов или истинных порывов красноречия. Иной раз окрыленный рвением проповедник вставлял в проповедь коротенькие восклицания или обращения следующего рода: «Послушайте-ка внимательно...», «Вы думаете, что... А я вам говорю...», «Несчастный притворщик!..», «Мнимая христианка!..» Таким образом он встряхивал духовную лень своей паствы, применяя бичующие упреки, когда это бывало необходимо.

13 Как-то вечером, проповедуя об искушении, Арсский пастырь сказал: «Диавол нас развлекает до последней минуты, как отвлекают внимание несчастного, которого собираются схватить жандармы. Когда жандармы его схватят, он может кричать, отбиваться, но его уже не выпустят».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД