Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Ж. М. Вианней, Арсский пастырь

ЧЕМУ УЧИЛ Ж. М. ВИАННЕЙ

ПРОПОВЕДИ И УРОКИ ЗАКОНА БОЖИЯ

Избранные места


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



6. Страстная пятница

Раньше была только одна Голгофа, а теперь...

Грешники снова распинают в себе Сына Божия
(Евр 6. 6)

Виновники смерти Христа, можно сказать, меньше согрешили, чем современные грешники, – говорит Арсский пастырь, – а мы, не следующие за Христом, как должно, снова совершаем грех неверия.

Да, Б.М., если бы мы оставались так верны Богу, как Пресвятая Дева, мы не страшились бы ни мира, ни диавола; мы готовы были бы всем пожертвовать, даже жизнью. Вот вам пример такой верности: В истории говорится, что по смерти Папы св. Сикста церковные сокровища были доверены диакону св. Лаврентию. Император Валериан вызвал святого и приказал ему выдать эти сокровища. Св. Лаврентий спокойно попросил у властителя три дня срока. За это время он собрал всех слепых, хромых, нищих и больных, увечных или покрытых язвами. По истечении трех дней св. Лаврентий показал их всех императору, говоря, что это и есть сокровище Церкви. Валериан был испуган и поражен толпой, которая, казалось, объединила все земные несчастья, и, придя в ярость, приказал своим воинам заковать Лаврентия в узы. Он решил умертвить святого медленной и жестокой смертью. Действительно, он приказал бить его розгами, рвать на нем кожу и подвергнуть всяческим мучениям; но святой спокойно переносил все муки. Потеряв самообладание, Валериан приказал устроить железное ложе, на которое положили Лаврентия; под ложем развели огонь, чтобы его понемногу поджаривать – чтобы смерть была более мучительной и медленной. Когда огонь сжег часть его тела, св. Лаврентий, спокойно переносивший мучения, обратился к императору с просветленной и сияющей улыбкой: «Разве ты не видишь, что мое тело достаточно поджарилось с одной стороны? Прикажи перевернуть его, чтобы оно в целом прославилось на небесах». По приказанию тирана палачи перевернули мученика. Спустя некоторое время св. Лаврентий вновь обратился к императору: «Тело мое теперь уже достаточно поджарилось, можешь его есть».

Видите, Б.М., вот христианин, который, подобно Пресвятой Деве и св. Магдалине, последовал со своим Господом до Голгофы. Увы, Б.М., что мы будем делать, когда Господь поставит нас перед лицом святых, предпочитавших мучения измене вере и совести?

После этого примера Арсский пастырь спрашивает своих слушателей: Как мы поступаем, когда нам предоставляется выбор между Христом и злом?

Увы, как часто мы колебались, Б.М., между призывом нашей совести и зовом наших страстей. Не заглушали ли мы глас Божий, прислушиваясь к своим дурным наклонностям? Если вы в этом сомневаетесь, выслушайте меня, и вам все станет, по возможности, ясным. Наша совесть – наш судья, когда мы преступаем закон Божий, – нам говорит: «Что ты намереваешься сделать?.. Смотри, тут твое удовольствие, а там – Бог; ты не можешь угодить и тому и другому; на что же ты решаешься? Ты должен отказаться или от Бога, или от удовольствия». Увы, как часто мы поступали подобно иудеям: мы предпочитали Варавву, то есть свои страсти! Как часто мы говорили: «Я хочу своего!» А наша совесть отвечала: «А как же Бог?» – «Бог мне безразличен, – возражают наши страсти, – лишь бы мы были удовлетворены». «Но ты же знаешь, – говорит наша совесть, укоряя нас, – что, вкушая запретные удовольствия, ты вновь распинаешь твоего Господа!» «Мне все равно, – отвечает наша страсть, – что мой Бог распинается, лишь бы я получила удовлетворение». – Но какое же зло совершил твой Бог и по какой причине ты Его оставляешь? Ты же знаешь, что ты раскаиваешься всякий раз, как Им пренебрегаешь и, что следуя своим дурным наклонностям, ты теряешь свою душу, Царство Небесное и твоего Господа. Но страсть жаждет удовлетворения и говорит: «Причина этому – мое удовольствие; Бог – враг моего удовольствия, да будет Он распят!» – «Неужели ты предпочитаешь краткое удовольствие Богу?» – «Да! – восклицает страсть, – будь что будет с моей душой и моим Богом, лишь бы насладиться».

Когда мы намереваемся согрешить, – говорит Арсский пастырь, – внутренний голос нам говорит: Остановись! Ты лишишься своего Бога и дашь Ему умереть в себе.

Христианин-грешник предпочитает Богу не человека, а, как ни грустно, гордость, ненависть, нечистые мысли о мести, чревоугодие, стакан вина, лишних пять су, порочный поступок или взгляд... вот, что он предпочитает Всесвятому Богу. Ах, несчастные! Что мы делаем? И каков будет наш ужас, когда Иисус Христос покажет нам то, что мы Ему предпочли!.. Ах, Б.М., как можно так озлобляться на столь возлюбившего нас Бога!..

Следует ли удивляться, что святые, видевшие силу греха, предпочли перенести любые муки, изобретенные яростью тиранов, лишь бы не согрешить? У нас прекрасный пример – святая Маргарита.

Здесь следует рассказ о долгом мученичестве св. Маргариты. Отвергнутая отцом из-за веры, истерзанная пытками префекта претории, она была брошена в тюрьму и отдана на растерзание дракону, под видом которого скрывался диавол. Ее обезглавили. И наконец она прославилась.

Итак, Б.М., поступаем ли мы подобно св. Маргарите, когда предпочитаем низменные интересы Иисусу Христу? Когда предпочитаем преступать заповеди Божии и заповеди церковные, чтобы угодить миру? Предпочитаем есть мясо в постные дни, чтобы угодить безбожному приятелю? Предпочитаем работать или одолжать наш рабочий скот в святой день воскресенья, чтобы услужить соседу? И, наконец, проводя часть воскресного дня и даже время богослужения в кабаке, чтобы угодить какому-нибудь ничтожному другу?

Описав страдания увенчанного терновым венцом Христа, Арсский пастырь продолжает:

Увы! До чего доведен Тот, Кому с трепетом поклоняются ангелы! Пред Ним преклоняют колени в насмешку, из Его рук вырывают трость и бьют Его по голове. О, что за зрелище! О, какое нечестие!.. Но милосердие Христа так велико, что, несмотря на все оскорбления, без малейшей жалобы, Он добровольно умирает, чтобы спасти всех нас. И однако, Б.М., это зрелище, на которое нельзя смотреть без содроганья, ежедневно повторяется в поведении многих христиан. Посмотрите, как ведут себя эти несчастные во время божественной Литургии, в присутствии умершего за нас Бога, находящегося на наших престолах и в дарохранительницах для того, чтобы одарять нас всяческими благами. Как они Его почитают? Не обращаются ли христиане с Иисусом Христом еще более жестоко, чем иудеи, не знавшие Его так, как мы? Взгляните на этих чувственных людей: они чуть преклоняют колена в самые страшные минуты Таинства. Поглядите-ка, как они смеются, разговаривают, переглядываются в церкви, как маловеры и невежды обмениваются знаками... А ведь все это еще только явное; увы, сколько мы увидели бы чувства ненависти, мести и гордости, если бы мы могли проникнуть до глубины их сердец. Решусь ли я сказать, что нечистые мысли разъедают и разлагают эти сердца! Эти несчастные христиане часто не приносят с собой на Литургию ни молитвенника, ни четок, и не знают, чем занять себя во время богослужения, а поэтому они жалуются и ропщут на то, что их слишком долго задерживают в святом присутствии Бога. О Господи! Как Тебя оскорбляют и унижают в то время, когда Ты отверзаешь нам недра Своего милосердия, преисполненные добра и любви!.. Меня не удивляет, Б.М., что иудеи бесчестили Иисуса Христа и считали Его преступником; более того, они думали, что таким образом поступают правильно. «Ибо, если бы они познали, то не распяли бы Господа Славы», – говорит апостол Павел (1 Кор 2.8). Но когда так поступают христиане, хорошо знающие, что на престоле присутствует Сам Иисус Христос и что их неуважение и безбожие оскорбляют Его!.. О Боже мой! Если бы христиане не потеряли веры, то не смели бы вступать в Твои храмы, не трепеща и не оплакивая своих грехов! Сколько людей оскорбляют Твой лик, приукрашая свое лицо; сколько людей венчают Тебя шипами своей гордости; сколько людей жестоко бичуют Тебя нечистыми поступками, которыми они оскверняют свое тело и душу; сколько людей, увы, умерщвляют Тебя своими святотатствами; сколько людей оставляют Тебя на Кресте, оставаясь в грехе!.. О Боже мой, сколько иудеев среди христиан!..

Нельзя подумать без трепета о том, что произошло у подножья креста: там Предвечный Отец ждал Своего возлюбленного Сына, чтобы проявить на Нем всю силу Своего правосудия. И можно сказать, что самые тяжкие оскорбления Иисусу Христу наносятся у подножия престола. Увы! Какое небрежение к Его святому присутствию! Сколько бывает поверхностных исповедей! Как часто невнимательно присутствуют на обедне! Как часто принимают святое причастие недостойно! Ах, Б.М., я могу повторить слова святого Бернара: «Что вы думаете о Боге, как вы себе Его представляете?» Несчастные, если бы вы себе представляли Его так, как должно, то разве вы приступали бы к Его ногам, чтобы Его оскорблять? А приходить в церковь с рассеянным умом, занятым мирскими мыслями, значит оскорблять Христа. И держать себя в присутствии Бога менее скромно, чем в доме сильных мира сего, значит оскорблять Его величие. Его оскорбляют светские женщины и девушки, приходящие к Его престолу кажется лишь затем, чтобы проявить свою суетность, привлечь на себя взоры и присвоить себе поклонение, достойное только Бога. Бог терпелив, Б.М., но настанет Его время... Подождите вечности!

Некогда Бог упрекал Свой народ в упоминании всуе Его святого Имени; как же должен Он упрекать нас за то, что мы не только оскорбляем Его святое Имя, поминая Его в брани, от которой содрогнулся бы ад, но и оскверняем пресвятое Тело и драгоценную Кровь Его Сына!.. О Боже мой, до чего мы Тебя довели... Раньше была одна Голгофа, а теперь их столько же, сколько недостойных христиан!..[26]

Что же заключить из всего сказанного, Б.М., как не то, что горе нам, заставляющим страдать спасителя нашего, так нас возлюбившего. Нет, перестанем умерщвлять Иисуса Христа своими грехами, допустим Его жить в нас и будем жить Его благодатью. Таким образом мы разделим судьбу тех, кто избежал греха и творил добро с одной только мыслью: быть Ему угодным. Вот чего вам желаю.




26 Крест – тема этой проповеди на Страстную Пятницу – была излюбленной темой Арсского пастыря. В своих вечерних поучениях он говорил по поводу креста: «На нашем крестном пути труден только первый шаг. Боязнь креста – наш самый тяжелый крест... Большинство людей отворачиваются от креста и бежит от него. А чем больше они бегут, тем больше крест их преследует и давит своею тяжестью. Тот же, кто идет навстречу Кресту Божию, уходит от личного креста. Быть может, он встретится с ним, но будет рад этой встрече; он любит крест и несет его мужественно. Крест объединяет его с Господом... Он помогает жить, как мост помогает перейти реку».

И о Кресте Христовом: «Господь Бог хочет, чтобы мы всегда видели Крест. Поэтому его ставят повсюду: при дорогах, на возвышенностях, на площадях, чтобы при виде его мы могли сказать: “Вот как возлюбил нас Бог!” Крест простирает объятия всему миру; он утвержден в четырех концах вселенной и каждому из нас дается частица его».



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД