Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Вильгельм Хюнерманн

ПОБЕДИВШИЙ ДЬЯВОЛА


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



Дьявольский танец (1818)

Первого августа старый настоятель из Мизерье отправился в гости к своему собрату в Арс. Он очень удивился, застав в храме отца Вианнея одетого в малярский фартук, накинутый на сутану, с запачканными в краску лицом и руками. Он был настолько занят работой, что даже не заметил, как вошел отец Дюкре, пока Антуан Сенье, министрант и одновременно помощник «маляра», не потянул его за рукав и не указал на священника, стоявшего в дверях и с удивлением наблюдавшего всю эту картину.

– Что же вы такое делаете? – спросил, подходя ближе, на стоятель Мизерье.

– Большой алтарь был уже слишком старым и трухлявым, – ответил отец Вианней. – Я попросил колесника Вершера, чтобы он заменил испорченные части. Он сделал это очень охотно и денег не взял. Но я не смог найти маляра.

– Вот поэтому мы сами красим, – с ликующим выражением объяснил министрант, размешивая в ведре краску.

– Видели бы вы свои лица! – рассмеялся отец Дюкре. – Вы как индейцы, пестро разукрашенных перед военным походом.

– Ничего, – ответил мальчик. – Отмоется.

– В это воскресенье будет праздник покровителя нашей церкви, святого Сикста, – сказал отец Вианней. – Я бы хотел, чтобы алтарь был красивым.

– Конечно, конечно, – ответил отец Дюкре. – Но вы прервите на минутку вашу работу и угостите старого настоятеля. Сегодня очень жарко, а дорога к вам не была легкой.

Отец Вианней отложил кисть и повел своего собрата в дом. В комнату, носившую громкое название «столовая», он принес из кухни старый, шатающийся стул.

– Если вы сядете осторожно, то он должен выдержать, – шутливо предупредил отец Вианней, а сам сел на табуретку, которая была еще в худшем состоянии.

– Божий человек, – обратился к отцу Жану настоятель Мизерье, – куда вы подевали всю ту прекрасную усадебную мебель? Можно подумать, что здесь поработал судебный исполнитель.

– Я очень редко бываю в доме, поэтому мне так много мебели не надо. Я прежде всего занимаюсь храмом.

– А где вы принимаете гостей?

– Каких гостей?

– Ведь на престольный праздник принято приглашать окрестных священников.

– Прекрасно! Будет праздничная Месса, после нее совершим красивую процессию.

– А потом мы пройдем в ваш дом и будем вашими гостями. Поэтому понадобится хотя бы самый скромный обед: суп, второе блюдо...

– Суп, второе блюдо!.. – простонал бедный настоятель.

– Да, да. Вы не можете нас от этого освободить. Это старый и прекрасный обычай.

– И все это должен приготовить я, у которого есть всего две хромоногих табуретки, – вздохнул отец Вианней.

– Помещица вам поможет, – подсказал отец Дюкре.

– Не знаю. Мне очень неловко. Как я могу теперь пойти и попросить ее об этом, когда я сам отослал ей всю мебель.

– Вы правы, – сказал немного погодя отец Жан, – есть в Арсе и добрые люди, и даже замечательные. Я был несправедлив к своим прихожанам.

– Вот, видите. Впредь будьте менее суровы к своей пастве. А в ближайшее воскресенье, вместо того чтобы метать громы и молнии с амвона, похвалите немного своих овечек. Вы увидите, что этим вы добьетесь больше, чем горькими упреками, которые потом обращаются в ругательства.

– Если бы я мог всегда хвалить!.. – вздохнул отец Вианней. – Как бы я хотел это делать! Но в приходе столько недостатков! Особенно сейчас, в летние месяцы. Даже в воскресенье люди с самого утра выходят в поле, а возчики поднимают на улице адский шум, словно это обычный будний день, а не день Господень. Кузнец во всю стучит по наковальне, а сапожник прибивает подметки. Даже женщины наводят в хозяйстве порядок, как будто они специально откладывали эту работу до воскресенья.

– Нарушение воскресенья – это грех, который встречается во всех деревнях, – сказал настоятель Мизерье с грустью. – С ним нужно бороться очень терпеливо.

– Терпеливо, терпеливо!.. Как я могу быть терпелив, когда вижу, что мой приход через это нарушение катится прямо в ад? Поверьте мне, дорогой отец, дьявол в Арсе спущен с цепи.

– Погодите, погодите! Не все так плохо! Не надо сразу высматривать дьявола там, где присутствует всего лишь человеческая слабость. В любом случае, пообещайте мне, что в ближайшее воскресенье вы будете держать себя в руках.

– В престольный праздник обещаю. Но я хотел бы уже пойти в храм, чтобы мальчишка случайно не запачкал мне весь алтарь.

– Простите меня, что помешал вам работать. Впрочем, моя миссия уже закончена.

Отец Вианней спешно вернулся в храм. Он должен был признать, что Синье младший не так плохо справился с заданием.

– Подумай только, – немного погодя прервал тишину работы отец Жан, – в это воскресенье окрестные священники приедут ко мне в гости. Понадобится суп и второе блюдо.

– О Боже! – воскликнул Антуан. – Ведь у вас нет даже ни одного порядочного стула. Священники будут сидеть на полу, что ли?

– Не знаю, что и делать, – вздохнул отец Вианней.

– Ладно, вы не волнуйтесь. Что-нибудь придумаем. Спустя два дня, благополучно закончив окраску алтаря, рано утром отец Вианней отправился в Лион, где купил две фигуры ангелов в стиле барокко. За день до этого он получил свое жалование и теперь чувствовал себя сказочно богатым. Решил он зайти и к мсье Жарико, который предложил ему переночевать у него.

Но отец Вианней отказался, объяснив, что совершенно не может оставить деревню без святой Мессы завтра утром. Поэтому, несмотря на беспощадную жару, ближе к вечеру он отправился в обратный путь.

Уже давно наступила ночь, когда страшно уставший, обливаясь потом, он добрался до дверей приходского дома. К своему великому удивлению он обнаружил, что в столовой горел свет. Войдя, он увидел большой стол, стоявший на огромном ковре, окруженный двенадцатью стульями. А в двух больших мягких креслах спали два мальчика.

– Что тут происходит? – спросил священник, разбудив их.

– Мы вас ждем, – пробормотал, протирая глаза, Антуан Сенье.

– Мы хотели посмотреть на ваше выражение лица, когда вы увидите, как обставлена столовая, – добавил сын трактирщика, Франсуа Пертинан.

– Что все это значит? – спросил священник.

– Это же для праздника... – живо ответил Антуан. – Вы загляните в кладовую.

– Откуда вы столько всего набрали?

– Мы собрали всех министрантов и притянули стулья, откуда только можно было. Эти два кресла – от мсье Манди, вот этот стул – от мсье и мадам Лассань, а вон то – от семьи Белье. Стол мы принесли от Андрэ Вершера. А помещица сказала, что она позаботится об обеде, – ответил Франсуа. – Ковер тоже оттуда.

Отец Вианней, изнуренный дорогой, упал в одно из кресел и вскоре заснул, хотя министранты еще продолжали рассказывать.

– Думаю, отец настоятель всю дорогу и туда, и обратно шел пешком, – шепнул своему приятелю Антуан.

– Наверное. Ботинки совсем искривились. Иди найди какое-нибудь покрывало.

Мальчишкам пришлось долго искать, прежде чем они нашли что-то, чем можно было бы накрыть крепко заснувшего священника. Затем они на цыпочках вышли из столовой.

К великой радости настоятеля Арса, храм в это праздничное воскресенье был переполнен. Все священники из соседних приходов, кто только был свободен, приехали на праздник, и потому Мессу можно было служить необычайно торжественно.

Радуясь всем сердцем, отец Вианней прочитал пламенную проповедь, в которой на этот раз речи не было ни о дьяволе, ни об аде. После святой Мессы на улицы деревни вышла процессия со Святыми Дарами. При случае можно заметить, что многие сразу же отошли и исчезли в четырех трактирах. Во главе процессии шли мсье Манди, советник Синье и старик Шафанжон. Отец Жан всего этого не видел, он глаз не отрывал от Спасителя, которого нес в серебряной монстранции.

– Благослови их, Господи, – непрерывно повторял он. – Благослови, Господи, мой приход.

Ко всеобщему удивлению в приходском доме священников ждал богато накрытый стол. Мадам Ренар с дочерью прислуживали за столом, а Франсуа Пертинан и Антуан Синье, скрывшись в кладовой, следили за снабжением.

Однако этот день, так прекрасно начатый, закончился весьма прискорбно для бедного настоятеля Арса. Сразу же после полудня недалеко от храма, на площади, украшенной гирляндами и бумажными фонариками, разместились музыканты. Хозяин «Муравья» позаботился об остальном. Под ореховыми деревьями он поставил столы и стулья, а так как стояла невыносимая жара, бочки с вином опустошались одна за другой.

Веселье началось со старых народных танцев, но вскоре их сменили другие, менее приличные. Вино ударило парням в голову, они начали покрикивать и двузначно шутить с девчатами, потом один за другим стали исчезать вместе со своими подругами.

Люди праздновали шесть дней. Шесть ночей дьявол бесчинствовал под ореховыми деревьями и погружал деревню в пьянство. А отец Вианней в это время переживал муки чистилища.

– Дьявол танцует в Арсе. Мой приход, танцуя, катится в ад, – говорил он.

А дьявольский танец неистовствовал. Трактирщики приходили на смену друг другу, так что крепкое красное вино лилось беспрерывно.

Настоятель же плакал над своей паствой, как некогда Спаситель над Иерусалимом.

В ближайшее воскресенье настоящий поток упреков обрушился на прихожан, слушавших священника с опущенными головами. Женщины рыдали, а мужчины сжимали кулаки. Немало нашлось и таких, кто демонстративно встал и вышел из храма, громко хлопнув дверью.

Еще никогда воскресная проповедь не вызывала такого отзвука в трактирах, хозяева которых снова здорово нажились.

В тот вечер настоятель Арса бичевал себя до крови, совершая покаяние за грехи своего прихода.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД