Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею Cайт, посвященный святому Иоанну Марии Вианнею

НА ГЛАВНУЮ БИБЛИОТЕКА ССЫЛКИ


Вильгельм Хюнерманн

ПОБЕДИВШИЙ ДЬЯВОЛА


НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД



Последний побег (1853-1854)

Прошло десять лет с той темной сентябрьской ночи, когда отец Вианней ушел из Арса, а затем снова вернулся через несколько дней, и когда он пообещал своим прихожанам, что больше никогда не покинет их.

Десять лет он нес свой тяжкий крест без нареканий, безустанно сражаясь с дьяволом и грехом.

Во время бессонных ночей перед очами его души явился образ, постоянно преследовавший его. Он все время думал о недавно основанном монастыре траппистов в Ла Нейльере, в котором монахи, отрезанные от всего мира, вели посвященную молитве и покаянию жизнь.

Он тайком связался с отцом Коленом, приором монастыря, и тот пообещал ему келью в своем аббатстве. Итак, все было готово. Настоятель Арса должен был отправиться в Лион, где его должен был ждать с телегой шурин Мелен, чтобы оттуда завезти его к такому желанному уединению. Когда он уже окажется за монастырскими стенами, тогда даже сам епископ не сможет заставить его вернуться в шумный, суетливый мир.

Первого сентября 1853 года отец Вианней открыл всегда верной Катрин Лассань свое решительное намерение покинуть Арс.

– На этот раз я уже должен уйти. Такова воля Божья. Я отправляюсь в путь в понедельник ночью.

Несчастная женщина заклинала настоятеля, чтобы он отказался от этого намерения, что оно наверняка не происходит от Бога, его наверняка внушил ему злой дух, чтобы свести на нет то добро, которое он совершал в Арсе.

– Нет, нет! Это вовсе не так, как ты говоришь. Господь Бог не хочет, чтобы я все время мучился. Он даже своему Сыну позволял наслаждаться покоем и тишиной в пустыне. Почему же Он стал бы мне в этом отказывать?

– Но ведь Он привел своего Сына из пустыни к людям и завел Его на Голгофу, – ответила Катрин решительно. – Никто не знает лучше меня, насколько Арс стал для вас Голгофой. И вы хотите отсюда сбежать?

– Думай обо мне, что хочешь. Я всегда был бедным и никчемным человеком, не сделавшим ничего хорошего. Позволь мне предаться уединению, чтобы там оплакивать свою бедную жизнь.

Катрин ушла огорченная. В воскресенье она еще раз попробовала повлиять на настоятеля, чтобы он изменил свои планы. Она доверила тайну Марии Филлиа, и теперь обе со слезами на глазах молили настоятеля, чтобы он не покидал их, но отец Вианней был непреклонен в своем решении. В его глазах была видна такая глубокая грусть, что в конце концов эти добродушные женщины решили даже помочь ему.

– Но что сделать? – вздохнула Катрин. – Ведь вы не сможете дойти до Лиона пешком. Нужно раздобыть какую-нибудь повозку.

– Ни один человек в Арсе не захочет приложить руки к отъезду настоятеля, – заметила Мария Филлиа, качая головой.

– Тогда я на самом деле не знаю, что мне делать.

В тот самый момент они увидели проходившего мимо брата Жерома, ризничего.

– Может, он посоветует нам что-нибудь, – сказала Мария, и немного погодя брат уже обо всем знал.

– Это исключено, – решительно заявил он и сразу пошел в «Дом Провидения», где в свою очередь рассказал обо всем брату Афанасию. Оба монаха немедленно сообщили о запланированном побеге отцу Токканье.

– Следите за домом и, если отец Вианней попробует сбежать, дайте мне знать, – распорядился викарий.

Часы пробили полночь, когда он услышал сильный стук в дверь. Ему сообщили, что в приходском доме заметили свет, и он быстро оделся и вышел на улицу. Наверняка отец Вианней готовится к отъезду. Обе бывшие воспитательницы «Дома Провидения» уже были на улице и ожидали своего пастыря.

– Не будем терять времени, – сказал отец Токканье и вместе с братьями быстро побежал к приходскому дому. Когда они прибыли на место, настоятель как раз выходил из дома, неся под мышкой бревиарий, плащ и старый берет.

– Вы готовы? – тихо спросил он почтенных женщин, стоявших с корзинкой с едой и с фонарем. – Хорошо! Тогда идем!

Однако не успел он и порог переступить, как вдруг перед ним, как из-под земли, вырос брат Афанасий.

– А куда это вы собираетесь, отец Жан? – спросил он с плохо сыгранным удивлением.

– Ты предала меня, – сказал священник, бросив на Катрин укоризненный взгляд. Бедная женщина не знала, что ответить, и расплакалась.

– Если вы уедете, мы пробьем тревогу, – погрозил брат Афанасий.

– Мы пойдем за вами процессией, – добавил ризничий.

– Делайте, что хотите, – пробормотал настоятель, – только позвольте мне уйти.

– Пошли за ним, – сказал отец Токканье обоим братьям. Брат Жером взял из рук Катрин фонарь и пошел впереди настоятеля, но вместо того чтобы перейти мост и пойти по на правлению к Фонблен, он вывел его на дорогу в Вильнев.

– Вы хотите вывести меня в поле, – сказал отец Вианней и вернулся.

Тем временем паломники, ожидавшие его в притворе храма, прибежали, кольцом окружили настоятеля и с плачем умоляли его не покидать их. И отец Токканье тоже старался убедить его поменять решение. Но настоятель даже не хотел остановиться и продолжал идти вперед вдоль ручья. Однако на этот раз викарий загородил ему дорогу.

– Пустите меня. Я прошу вас, пустите меня.

Тогда викарий взял настоятеля под руку, как будто хотел помочь ему перейти через мостик, а на самом деле вырвал у него из рук бревиарий и подал Катрин Лассань.

– Берите и убегайте отсюда и не возвращайтесь.

– Отдайте мне мой бревиарий! – требовал отец Вианней. Затем он дал знак Марии Филлиа, чтобы она продолжала идти.

– Я прочту бревиарий в Лионе.

– Как же это, отец настоятель, – с возмущением возразил ему викарий, – вы хотите целый день провести без бревиария? Хорошенькое дело!

Отец Вианней на секунду заколебался, а потом сказал:

– У меня в комнате есть еще один, мне его подарил епископ Деви.

– Тогда вернитесь за ним, – подсказал викарий.

Когда настоятель, семеня, возвращался домой, колокола пробили тревогу. Толпы паломников становились все гуще, и священник с трудом добрался до дома. Он поднялся в комнату и стал искать бревиарий.

– Отец Жан, звонят на «Ангел Господень», – обратил внимание отец Токканье. На эти слова отец Вианней стал на колени и набожно прочитал молитву.

– А может, помолимся розарий за хорошую дорогу? – снова хитро подсказывал викарий.

– Я помолюсь по дороге, – ответил отец Вианней, не желая больше задерживаться.

– Сейчас придет граф, – шепнул брат Афанасий отцу Токканье. – Задержите его еще на минутку.

– Хорошо, – ответил викарий. – А вы при случае попросите Франсуа Пертинана, чтобы он немедленно послал карету в Треву и привез генерального викария, отца Понсе, он там временно находится. Пусть заберет и исповедника отца Вианнея, настоятеля Яссан.

Тем временем отец Токканье так перемешал в книжном шкафу тома бревиария, что святому пришлось потратить много времени, прежде чем он нашел нужную ему часть. Наконец ему это удалось, и викарий должен был снова ломать голову, чтобы выдумать другой способ задержать его.

– Вы посмотрите на портрет покойного епископа Деви. Разве вы не видите, как строго он смотрит на вас с небесной высоты, на вас, который хочет сбежать из своего прихода? Разве вы не помните, что сказали ему двадцать лет тому назад?

В первое мгновение отец Вианней аж подпрыгнул, но потом с детской простотой ответил:

– Покойному епископу Деви я уже не нужен. Он уже на небе и прекрасно знает, что я должен уйти, чтобы оплакивать свою ничтожную жизнь.

На ступеньках он наткнулся на графа, но, не очень обращая внимание на его заклинания, вышел.

Однако звон тревоги поднял на ноги всю деревню. Думая, что случился пожар, люди выбегали из домов с ведрами, топорами и вилами. Они окружили приходской дом и обступили дверь.

– Пустите меня. Прошу вас, пустите меня, – умолял отец Вианней. – Вы хотите поймать своего настоятеля, как когда-то в Гефсиманском саду слуги первосвященника поймали Господа Иисуса? Прошу вас, пустите меня...

Пристыженные мужчины отошли в сторону, так что святой настоятель мог сделать несколько шагов вперед, но ему снова перегородили путь местные женщины, бросившись ему в ноги и умоляя, чтобы он не покидал их.

– По крайней мере, еще раз исповедуйте нас, – просили некоторые женщины. – Мы пришли издалека и не хотим уйти без отпущения грехов.

Несмотря ни на что, отец Вианней, казалось, был готов продолжать свой побег. Тогда к нему подошел отец Токканье и воскликнул громким голосом:

– Как же это, отец Жан, вы, который превосходно знаете жития святых, могли забыть молитву святого Мартина, перед самой смертью просившего Бога: «Господи, если я еще нужен Твоему народу, я не отказываюсь от труда!» А вы хотите покинуть поле боя? Неужели вы не помните слова святого Филиппа Нери, сказавшего: «Если бы я был уже на пороге неба, а какой-нибудь грешник попросил бы меня об исповеди, я покинул бы небесный двор, чтобы исповедовать этого человека»? И вы, отец Жан, отказываете в таинстве Примирения этим паломникам, которые прошли такой длинный путь и ждали здесь до полуночи?

– Пожалуйста, пройдите в ризницу, – сказал граф Клод де Гаре. – Мне нужно поговорить с вами.

– Пойдемте в храм, – ответил отец Вианней. После поклонения Святым Дарам и после беседы с Божественным Учителем, он вошел в ризницу. Граф хотел ему что-то сказать, но священник, улыбаясь, дал ему знак, чтобы он не говорил. Он надел стихарь и столу и пошел в исповедальню.

В семь часов он, как обычно, служил святую Мессу.

– Генеральный викарий приехал? – спросил он у отца Токканье, когда вернулся в ризницу.

– Приехал и хочет поговорить с вами.

После благодарения настоятель Арса, как ни в чем не бывало, подошел к генеральному викарию и очень радушно поприветствовал его.

– Я приехал передать вам формальное желание епископа, чтобы вы остались в его епархии, – сообщил отец Понсе.

Приехал и настоятель из Яссана, исповедник отца Вианнея. Он также хотел выразить свои пожелания, чтобы настоятель Арса не покидал свой приход, но отец Вианней прервал его и сказал:

– Не говорите ничего, мой дорогой брат. Я знаю, что я был не прав. В эту ночь я повел себя как ребенок.

Прихожане и паломники постепенно поостыли.

– А вы поступили со мной, как истинный Иуда, – обратился настоятель к своему викарию. Но бравый отец Токканье, улыбаясь, ответил:

– И Иуда своим предательством поспособствовал исполнению предначертаний Божьих. И это меня утешает.


***

С тех пор искушение побега уже больше никогда не посещало святого настоятеля. В конце концов он признал, что это был последний козырь, которым воспользовался Граппин в своем дьявольском розыгрыше.

Несмотря ни на что, дьявол до конца не отказался мешать ему.

Одной летней ночью 1854 года возле приходского дома остановилась карета, запряженная парой вороных лошадей. Каких-то два незнакомца вышли из кареты, разбудили отца Вианнея и сказали ему:

– Если хотите уехать из Арса, вы можете сесть с нами в карету.

Святой настоятель долго колебался, но потом решительно покачал головой и ответил:

– У меня нет разрешения епископа.

Затем он как можно быстрее, словно убегая от какой-то большой опасности, вырвался от них и сбежал в храм.



НАЗАД     К ОГЛАВЛЕНИЮ     ВПЕРЕД